Четверг, 25 июля 2024

ЦБ

$ 86.55

94.38

BRENT

$ 82.03

/

7099

RTS

1121.76

Экономист рассказал, какие профессии заменит искусственный интеллект


Лента новостей

Бизнес-консультант, доктор экономических наук, профессор Александр Полиди рассказал, как иммиграция влияет на экономику, и почему деревни смогут скоро исчезнуть

Фото: jcomp/freepik

В беседе с Business FM заслуженный экономист Кубани Александр Полиди выразил свое мнение по поводу искусственного интеллекта, и какие профессии уйдут через пять лет из-за нейросети. Кроме этого доктор экономических наук рассказал, что нужно сделать администрации для того, чтобы Краснодар стал богаче. 

— Александр, в одном из своем интервью вы рассказывали, как стать человеку богатым. Сейчас хочется поговорить про Краснодар. Что нужно сделать для Краснодара, чтобы он становился только богаче, и местные жители замечали, как преображается город?

Александр Полиди: Для этого нужно очень много сделать. Но, знаете, у экономистов есть некие базовые вещи, от которых строится все. Любая экономика — это баланс спроса и предложения. Чтобы становиться богаче, нужно, чтобы спрос и предложение росли. Желательно, чтобы они росли сбалансировано. Краснодару повезло. Краснодар — один из немногих городов России, который имеет позитивный миграционный приток. Люди к нам едут. Да, в последний 2023 год значительно сократился миграционный приток. Он сократился настолько сильно, что это сейчас 20 тысяч людей, которые к нам приехали. Приток новых людей к нам — мощный фактор. Это фактор номер один, я в этом глубоко убежден, пока меня еще никто не разубедил. Это самый мощный фактор роста экономики нашего города. Это если мы говорим глобально. Теперь посмотрим, где может быть рост и в каких направлениях. 

Нужно посмотреть на то, как город себя позиционирует и в национальном, и в международном экономическом пространстве. Любой регион развивается не только на основе внутреннего спроса, но и на основе спроса внешнего. Те выгоды, которые несет внешняя торговля, международное движение капитала, международный туристический обмен, международный обмен интеллектуальный. Вот таких выгод очень много. Для всех успешных практик городов международное экономическое взаимодействие является фактором номер один. Нам необходимо понимать, говоря о росте благосостояния города, о его росте экстенсивном, к 2050 году по оценкам ООН половина населения Земли будет жить в крупнейших городах. Кто-то говорит 500 агломераций, кто-то говорить 100 агломераций — неважно сколько. Мы должны попасть в эту когорту мировых успешных городских агломераций. Если это произойдет, то нам обеспечен будет приток рабочей силы, приток спроса, рост предложения. Мы найдем свое место на международном экономическом обмене. Но все-таки одному из факторов я хотел бы уделить особое внимание. Это туризм. 

Мы очень недооцениваем туристический потенциал Краснодара, а именно здесь, как я вижу, это может быть такой циничный взгляд экономиста, но, знаете, я всегда апеллирую цифрами. Если мировой продукт растет на 3%, а мировой туризм растет на 11%, то вот в этом росте нужно участвовать. То, что растет быстрее, в этом кроется фактор успеха. Если мировой туризм в действительности растет на 11%, то не найдя свое место здесь, мы себя лишаем мощного драйвера экономического развития. За Краснодаром я вижу больше туристическое будущее, большой туристический потенциал, который сегодня не реализован никак. Одну вещь скажу — 16 млн туристов, которые проезжают через наш город из Центральной или Восточной части страны, едут на наши черноморские курорты. Практически мы их никак не задействуем. Эти 16 миллионов не охвачены никак. 

— Вы сказали, что многие люди будут переезжать в крупные города. А что тогда будет с деревней?

Александр Полиди: Знаете, здесь опять же я включу определенный экономический цинизм. Давайте себя поставим на место тех людей, которые живут в деревнях. Отдаленные и часто транспортно малодоступные до крупных городов, с весьма депрессивной инфраструктурой как социальной, так и инженерной, так и деревенской средой. Кто бы реально хотел жить в таких условиях? Человек ищет там, где ему комфортно, где он может развиваться, где красивее, где удобнее, где быстрее, где есть возможность заработать больше денег. Вопрос не в том будут ли деревни, а в виде чего они будут. Ангелина, неслучайно я сказал, что 500 или 300 крупнейших мировых агломераций. Ключевое слово — агломерации. Агломерация представляет собой центр, например, этот центр — Краснодар, это периферия. Это те населенные пункты, которые имеют такую транспортную, социальную инфраструктурную доступность с Краснодаром, что практически разница между городским и сельским образом жизни стирается. По мере роста среднего класса и по мере роста обеспеченной части населения все больше и больше спрос общество создает на жизнь вне крупного города, вне городского центра. Агломерация становится таковой тогда, когда от любой точки периферии до центра агломерации можно добраться за 45 минут, за час. Что сегодня такое Москва? Что сегодня такое Питер? Что сегодня вообще крупный города? Я уже не беру Китай. Сегодня модно сравнивать с Китаем. Город с населением 15-18 млн — это не город в смысле центра и спальных районов, это агломерация. За этим будущее. Развитие таких городов, как Краснодар — это один из быстрорастущих городов нашей страны, это, конечно, агломерация. 

— Говоря о будущем. В последние два года громко звучит тема искусственного интеллекта. Даже вы рассказывали, что использовали его для написания отчета. Сможет ли искусственный интеллект заменить экономистов?

Александр Полиди: Рутинных экономистов однозначно. Это произойдет в обозримом будущем — 3,5,7 лет максимум. Когда в широком понятии специальность экономиста, например, учет, финансовый анализ, экономический анализ, расчет себестоимости, расчет прайсов (то есть то, что не потребует экспертных знаний, экспертного кругозора, эмоционального интеллекта) — это, конечно, однозначно заменит искусственный интеллект. Кстати говоря, как и львиную долю активности вашей профессии, Ангелина, в журналистике. Когда журналист будет мозговым центром, а искусственный интеллект будет искать фактуру, цифры, факты и так далее. Это необратимый процесс. 

— А куда тогда денутся люди?

Александр Полиди: Это другой вопрос. Чем будет заниматься человек? Если говорить в короткое время, то я вижу два направления — уровень экспертности, уровень творческий, эмоциональности и так далее, то есть то, что пока не может делать машина — это одна страта. И вторая — это то, что люди делают руками. Это, конечно, ремесло, это вещи, которые сделанные руками. Я вижу очень большое будущее за классными врачами, за классными поварами, за классными специалистами в области визажа, парикмахерского дела, маркетологи, которые создают именно креативы, экономисты, которые создают и конструируют новые продукты, финансовые продукты, схемы бизнеса. Или это интеллект, причем с высокой окраской экспертности и интеллектуальности, или это ремесло. Очень много рутинных функций заменит искусственный интеллект. Это дело не 10 лет, это дело буквально нескольких лет. 

— Чиновники часто используют простые экономические аргументы в пользу той или иной своей государственной деятельности. Но эти аргументы не так однозначны, как могли показаться на первый взгляд. Например, дело иммиграции. Действительно ли иммиграция настолько плоха, если экономическая модель говорит о том, что у нас появляются новые предложения труда на рынке?

Александр Полиди: Сам по себе миграционный процесс — это процесс необратимый. Необратимость этого процесса обусловлена тем, что есть международный рынок труда, есть международное движение товаров и услуг, капитала рабочей силы, интеллекта. Это данность. Какая бы не была политика, какой бы она не была консервативной или прогрессивной — это данность, от которой никто никуда не уйдет. Естественно, что именно с помощью миграции на международном рынке происходит обмен интеллектом, квалификациями, компетенциями. Люди едут туда, где им готовы платить более высокие уровни заработных плат за их компетенции. Люди едут туда, где более комфортная валютная ситуация.

Единственный путь компенсации дефицитности на рынке труда — это миграция. Бояться ее не нужно, это объективный процесс. Вы знаете, что, например, Китай является сейчас миграционной позитивной экономикой. В Китай приезжают работать людей больше, чем выезжают из Китая. Это что означает? Это означает, что международный рынок миграции — свободен. Люди едут туда, где платят больше. В Китае сегодня средняя заработная плата выше тысячи долларов. Экономика растущая. Она предъявляет спрос на компетентных или, наоборот, низкоквалифицированных специалистов. Международный рынок на это отвечает. Сегодня вижу другую проблему у нас. Те среднеазиатские специалисты, которые к нам из бывших советских республик ехали, покрывали дефицит в значительной степени, не едут к нам. Почему? Потому что уровень конкурентоспособности российских заработных плат в пересчете на ослабевший рубль не выдерживает никакой критики. Сейчас надо смотреть на другие регионы. Но это неизбежный процесс. С этим нужно жить, этим нужно управлять позитивно, но нельзя закрывать глаза, нельзя делать такой популистский взгляд, что здесь все хорошо, и, подняв заработные платы внутри страны, мы тем самым решим проблему дефицитности рабочей силы. Это абсолютно не так. 

— Об экономике можно говорить много и долго. Но, к сожалению, время подходит к концу. Александр, спасибо вам за беседу.

Александр Полиди: Спасибо вам. 

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное