Четверг, 18 апреля 2024

ЦБ

$ 94.09

100.53

BRENT

$ 87.44

/

8227

RTS

1160.60

«Наставничество в крае есть, но не в том виде»: эксперт о детдомах на Кубани


Лента новостей

Руководитель благотворительного фонда «Добрые дела» Ирина Аладина в интервью с Business FM рассказала, в каком состоянии сейчас находятся детские дома, сколько сирот в крае, и как обстоят дела с кадрами

Фото: freepik

Профессиональная ориентация - важная тема при работе с детьми-сиротами. В ходе беседы с Business FM руководитель благотворительного фонда в Краснодаре Ирина Аладина поделилась личным опытом, а также отметила, какие профессии чаще всего выбирают выпускники детдомов.

— Хочется начать со статистики. Сколько у нас в крае детей-сирот, сколько детских домов и хватает ли нам специалистов?

Ирина Аладина: В Краснодарском крае у нас находится три детских дома. По другому — это центр помощи детям, два из которых у нас в подчинении — Ахтырский и Медведовский. Также есть еще один именно в городе Краснодар. В них всего воспитывает около 100 детей. Почему около? Потому что периодически детей забирают обратно в свои семьи, либо в приемные семьи, поэтому количество детей  меняется. Также существует детские дома для детишек с разными отклонениями по здоровью. Их немного больше. Соответственно, общее количество около 300 детей. Кадров хватает. Если даже кто-то увольняется — это быстро восполняется. Поэтому нехватки кадров у нас в учреждениях нет. 

— А чем занимается именно ваш благотворительный фонд?

Ирина Аладина: Наш благотворительный фонд занимается социализацией, профориентацией детей-сирот, оставшихся без попечительства родителей в Медведовском и Ахтырском центрах помощи детям. Также мы оказываем многостороннюю помощь малоимущим семьям, многодетным, семьям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию с детьми, в том числе беженцам. 

— А почему важно помогать детям с выбором профессии?

Ирина Аладина: В детских домах ребята закрывают все базовые потребности: проживание, питание, одежду, обувь и образование. Но дети не получают того социального опыта, который получают «домашние» дети, так будем их называть. Они не видят примеры профессионального выбора родителей, бабушек, дедушек, друзей родителей и прочее. Соответственно, детский дом даже при всем желании не может дать этот опыт. Поэтому мы пришли на помощь. Совместно с Министерством труда и социального развития Краснодарского края запустили вот такую программу, чтобы знакомить детей с актуальными современными профессиями рынка труда. 

— А как проходит этот процесс?

Ирина Аладина: Мы привозим профессионала своего направления с соответствующим образованием. Он рассказывает о том, кем мечтал быть в детстве, как он выбрал профессию, где он учился, что он для этого делал, о своих неудачах — это очень важно, потому что многие дети считают, что они, когда выйдут из детского дома, будут получать золотые горы. Этим знакомством мы их заземляем и показываем, что не все всегда бывает сразу. Человек рассказывает, почему важно продолжать дальше обучаться. Потом это все закрепляют практической частью, то есть, если это какое-то творческое направление, они там что-то мастерят, рисуют. У нас был дизайн по украшениям — девочки создавали дизайн по украшениям. Если это хореограф, то она проводит хореографический мастер-класс. Если это спортивное направление, то дети участвуют в тренировке. У нас был футбол, карате, йога, фитнес и прочее. 

— Какие профессии для себя чаще всего выбирают дети-сироты?

Ирина Аладина: Чаще всего дети-сироты выбирают профессию повара, воспитателя. Мальчики предпочитают строительные направления, либо все, что связано с машинами. Также популярное направление — юриспруденция. 

— По вашему мнению, почему именно такие направления?

Ирина Аладина: Дети выбирают эти направления, потому что они тесно коммуницируют с людьми данных профессий в детском доме. Это юрист, потому что им оказывают юридическую поддержку в стенах учреждениях. Воспитатель, повар — понятно почему. И также это, как правило, доступные направления для поступления в ССУЗы. 

— В вашем благотворительном фонде сколько денег выделяется на детей-сирот? И как потом они распределяются?

Ирина Аладина: Точно суммы я Вам назвать не могу, потому что это достаточно различные траты, которые не фиксируются в цифрах, чтобы я сказала какую-то точную сумму. Но у нас есть два источника дохода — пожертвования, которые помогают  нам закупать все самое необходимое для мастер-классов, и гранты. Мы дважды подавали заявку на получение гранта губернатора Кубани. Дважды его выигрывали. Это позволяет расширить границы реализации нашего проекта. Мы могли вывозить детей сюда, в Краснодар. Мы привозили ребят в салон Redken Loft, где ребята знакомились с профессией парикмахера, даже стилиста-парикмахера. Мы смогли привезти детей в бойцовский клуб «Кузня» и провести очень масштабное мероприятие — фотодень, на котором дети познакомились с профессией стилист, фотограф, видеограф, стилист по волосам, визажист. Погружаясь в процесс работы, они видели, как люди, незнакомые между собой, коммуницировали и создавали классный крутой проект здесь и сейчас. Благодаря этим двум источникам дохода мы закрываем все наши потребности для реализации гранта, чтобы дети могли полностью погрузиться в профессию и увидеть новые направления. 

— Ирина, расскажите, пожалуйста, профессионалы, которые приходят на мастер-класс и помогают деткам ознакомиться с той или иной профессией, помогают на бесплатной основе или все же берут плату? 

Ирина Аладина: Все люди, которые приезжают знакомить детей с новыми профессиями, приезжают на безвозмездной основе. Им трудно понять и поверить, что у детей есть все необходимое, что они живут в шикарных условиях без преувеличения. Многие не могут удержаться и привозят с собой какие-то подарки, презенты. Например, Матвея Сафонова мы долго не могли убедить, что у детей есть все. Но Матвей все-таки привез им небольшие презенты и также подарил двум учреждениям хорошие подарки, которыми пользуются сейчас все дети. Важно отметить, что мы на одно мероприятие привозим одного человека, чтобы дети не путались с информацией и могли полностью погрузиться в профессию. 

— Во время обучения дети общаются с психологами, чтобы найти себя и понять свое предназначение?

Ирина Аладина: Конечно. Но не с нашими психологами, а именно с психологами учреждения. Там замечательные специалисты, с которыми доверительные отношения со всеми ребятами. С ними проводится масштабная работа, связанная именно с профориентацией. Мы, со своей стороны, привозим людей. Они, со своей стороны, проводят определенное тестирование, анкетирование, которое выявляет, что лучше подходит детям. После наших мероприятий они также общаются с детьми. Идет определенная обратная связь.

— С какого возраста вы помогаете детям найти свою профессию?

Ирина Аладина: В первый год нашего взаимодействия с детскими домами возраст целевой аудитории был 12-18 лет, но некоторые ребята помладше просились на наши мероприятия. Самое интересное, что они были более внимательными слушателями и активно участвовали в процессе обучение. Поэтому с нового учебного года мы решили снизить порог до 10 лет. Сейчас я совершенно точно понимаю, что это было верным решением, потому что дети активно участвуют, их много. Они включены в процесс, внимательно слушают и все выполняют. 

— Ирина, расскажите, пожалуйста, какие у фонда дальнейшие планы?

Ирина Аладина: Продолжать знакомить детей с новыми профессиями, потому что достаточно много неизведанного и незнакомого для них. Также мы планируем общаться с выпускниками, потому что им нужна поддержка. Также мы планируем запустить проект «Наставничество», если получится договорить с Министерством труда и социального развития Краснодарского края. Наставничество у нас в крае есть, но немножко не в том виде, как я его вижу. При этом есть запрос. 

— То есть выбирается определенный наставник, и сопровождает на протяжении какого времени?

Ирина Аладина: До 20 лет вообще это в планах. Считается, что до 20 лет — это возраст, до которого нужна поддержка ребенку. В нашем понимании 20-летний — это взрослый, достаточно сформировавшийся человек. Но, на самом деле, нет. Это переломный возраст, когда еще нужна поддержка, опора и советчик рядом. Наставничество — это не только про профориентацию, это больше про социализацию, про помощь во внешнем мире после выпуска из стен учреждения, когда ребенок сможет в любой момент обратиться. Во-первых, эта связь идет 24 на 7 с наставником, когда он может просто рассказать, как у него прошел день, о своих каких-то переживаниях, провести время вместе, сходить в кино, в кафе. Ребенок видит, как проходит жизнь вне стен учреждениях. 

— Ирина, спасибо за разговор.

Ирина Аладина: Спасибо большое вам. До новых встреч!

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?


Популярное