Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.55

/

7348

RTS

1137.45

Экономист Полиди объяснил, как бизнесу преодолеть дефицит рынка труда


Лента новостей

Доктор экономических наук Александр Полиди рассказал о связи между инфляцией, ключевой ставкой Центробанка и нарастающим дефицитом рынка труда. Заслуженный экономист Кубани также дал совет бизнесу, какими способами скомпенсировать нехватку кадров

Фото: yanalya/freepik.com

Что общего между ключевой ставкой Центробанка и все нарастающей дефицитностью рынка труда?

Гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Причины высокой инфляции в России лежат именно в феномене небывало низкой безработицы, а точнее практически ее отсутствии.

Тот неожиданный рост ВВП – более 3 процентов по году, на который выходит российская экономика, а кубанская и того больше – примерно 3,8% - ожидаемо неожиданно сопровождается инфляционным всплеском. Причем инфляция по году – даже статистически фиксируемая официально – 8% в год – все-таки как минимум в два раза превышает таргет, то есть целевой уровень по инфляции, который для Центробанка – суперцель – 4%. А корень как раз в том, что внезапно перешедшей в состояние роста российской экономике крайне остро не хватает как рабочих рук, так и рабочих голов. 

По разным оценкам, численность трудоспособного населения неуклонно сокращается, а в последнее десятилетие пугающими темпами. И уж совсем критичная ситуация по последним двум годам – сокращение уже под 2 млн человек. Плюс хроническая нехватка производственных мощностей из-за хронического же недоинвестирования и отрезания страны от передовых западных технологий – и вот налицо дисбаланс спроса и предложения. 

За дефицитных работников работодатели готовы платить все больше и больше – по данным крупнейшего авторитетного сервиса hh.ru рост заработных плат по отдельным отраслям колеблется от 16 до 28%, а это многократно превосходит инфляцию. И все бы ничего, если бы производительность труда росла бы быстрее. Но нет, ВВП, а это и есть добавленная стоимость по экономике, растет только на 3 с небольшим процента, и то это самый высокий рост почти что за два десятилетия.

А вот по разным отраслям экономики число резюме на одну вакансию колеблется, и очень ощутимо: в трудоемких отраслях, например, логистике, ритейле, строительстве – чуть более 2 претендентов на одну вакансию, и это недопустимо мало. То есть работников потенциально практически нет. Лучше ситуация в IT – там около 8 резюме на одну вакансию. И это пример того, что рынок, формирующий конкурентный спрос на специалистов и формирующий реальные, а не вымышленные надуманные тренды, гораздо лучше государства направляет трудовые ресурсы и сферу образования туда, где действительно есть потребность.

Глобально проблему дефицитности рынка труда решают две сферы – демография и миграция. Но демография в лучшем случае даст эффект лет через 20, и то при условии, что рождаемость будет расти на фоне экономического и социального благополучия, а это на 20 лет прогнозировать у нас точно опрометчиво.

Трудовая миграция может решить проблему гораздо быстрее, но для этого необходимы стабильные социально-политическая и финансовая ситуация. Так, полуторакратное снижение курса рубля практически сделало бессмысленной трудовую миграцию из традиционных Среднеазиатских стран – теперь в пересчете на твердые валюты когда-то относительно высокие для трудовых мигрантов зарплаты в России практически сравнялись с зарплатами в этих странах. Остается только рынок труда тех стран, в которых национальные валюты слабее рубля, а это страны, как модно говорить сейчас, развивающегося глобального Юга – Африки, а также наименее развитые страны Дальней Азии.

Что остаётся бизнесу? Только одно – повышать производительность труда. Она должна расти быстрее зарплатоемкости, иначе – потеря устойчивости и эффективности бизнеса.

Учитывая, что с дефицитностью рынка труда – всерьез и надолго, то позаботиться о производительности труда нужно как можно скорее. И это единственно оправданный и возможный путь для экономической устойчивости компаний. Резервы здесь есть и немалые – по моим личным оценкам, практически в любой производственной компании есть реальные возможности роста производительности как минимум на четверть – за счет оптимизации бизнес-процессов, исключения непроизводительных затрат и потерь, а также пресловутой мотивации. Плюс то, чему нас пытались научить и дежке некоторых научили ушедшие и оставшиеся европейские компании – развитие бренда работодателя, социальная ответственность и защищенность сотрудников, социальные пакеты, корпоративная культура. 

Причем, все это – прямой путь к росту производительности труда, в том числе – за счет лояльности работников как минимум. Ведь сегодня удержание работника оказывается раза в два минимум дешевле привлечения, найма и адаптации нового работника. И все, что казалось еще вчера красивой оберткой и баловством, куда почему-то продвинутые компании вкладывали серьезные ресурсы и силы, теперь становится необходимым и часто достаточным условием коммерческой эффективности и устойчивости для бизнеса.    

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное