Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.55

/

7348

RTS

1137.45

Олег Сиднин, «Магнит у дома»: «Онлайн-продажи — самый быстрорастущий сегмент ритейла»


Лента новостей

Операционный директор в интервью Business FM рассказал о том, как изменился подход к ведению бизнеса, обсудили, исчезнет ли профессия «продавец» на фоне цифровизации. Кроме того, Олег Сиднин раскрыл секреты, того как региональным магазинам конкурировать с федеральными сетями

Фото: drobotdean/Freepik

— Как изменился подход к ведению бизнеса за последние два года?

Олег Сиднин: Компания — часть страны и общества, поэтому мы, как и общество, меняемся в тех же самых направлениях. Вы можете задать себе вопрос: «Как изменился ваш подход к жизни за последние два года?» И это практически будет ответом на вопрос, как наш подход изменился за последнее время. Если мы переходим на язык бизнеса, то, наверное, тактику компании, особенно крупных, можно охарактеризовать таким словом, как осторожность. Компании инвестируют, тратят достаточно большие деньги, чтобы открывать новые магазины, склады, много тратят на инфраструктуру и IT-обеспечение. При этом современный бизнес-климат характеризуется тем, что инвестиционный горизонт планирования очень короткий. Раньше рассматривались проекты с горизонтом планирования 7-10 лет, обычно у нас в стране оперируют периодами 3-5 лет, сейчас этот горизонт планирования сместился до одного года. Плюс, достаточно высокая ставка рефинансирования. Она не позволяет говорить о том, чтобы компании инвестировали очень агрессивно. Это не значит, что мы прекращаем открывать новые магазины, строить и вкладывать. Но мы делаем это более аккуратно, чем раньше. Это первое.

Дальше есть долгосрочные тренды. Например, социальная активность. Я имею ввиду соцсети, Интернет, взаимодействие покупателей и магазина. Если раньше покупатель взаимодействовал непосредственно с физическим магазином, то теперь всем компаниям важно, чтобы они были везде — в социальных сетях, на сайтах, в мобильных приложениях, телевизоре, на радио. 

Еще мы можем говорить про технологическую безопасность и суверенитет. Те вызовы, с которым мы столкнулись на протяжении последних 3-4 лет, позволили нам сделать выводы, что нужно быть независимыми с точки зрения программного обеспечения и тех платформ, на которых работает ритейл, поскольку это очень технологический бизнес. Количество различного рода программ, с которыми мы работаем, измеряется сотнями. Все компании настроены на то, чтобы иметь такие продукты, при которых ты точно будешь уверен, что они не прекратят работать, не уйдут и ничего с ними не произойдет на протяжении несколько N-лет.

Еще один тренд - цифровизация всего. Цифровизация покупательского опыта, в том числе. Это значит, что мы хотели бы общаться непосредственно с покупателем. Мы делаем большой акцент на работу с мобильным приложением, потому что у человека, когда он приходит в магазин, всегда есть какое-то мнение. Понравился ли ему продукт или нет, ты не можешь понять, не можешь поговорить непосредственно в торговой точке. Покупатель, условно, голосует своим кошельком. Мобильное приложение позволяет решить эту проблему, начать контакт с покупателем вне зоны магазина и «говорить» с ним.

— В магазинах, например, мы видим большой выбор готовой еды. Резко вырос и спрос на данную продукцию. Какие еще тренды в целом царят сегодня в «Магните»?

Олег Сиднин: Давайте для начала поговорим про готовую еду. Это тренд, характерный для ритейла в целом. Люди в мире все больше и больше времени хотят уделять себе. Они много работают, у них остается не так много свободного времени. Покупательское поведение идет в сторону того, что люди дома готовят меньше. Это больше характерно для мегаполисов, для тех, кто  зарабатывает достаточно хорошие деньги, но такой тренд набирает обороты и по всей стране. Люди говорят о том, что для них готовка должна быть не необходимостью, а удовольствием. А если у тебя есть необходимость, ты можешь купить еду уже готовую. В этом смысле магазины закрывают данную нишу. Потому что когда мы с вами идем в ресторан, мы хотим окунуться в какую-то атмосферу, а когда ты пришел домой и хочешь поесть, но нет времени на готовку, ты можешь просто заказать что-то готовое. Этот тренд будет развиваться. Он никуда не уйдет. С каждым годом готовую еду будут производить и продавать все больше.

В «Магните» на текущий момент мы продаем готовую еду в 17,5 тысяч магазинах. Это один из важных акцентов, на которые мы делаем ставку в ближайшее время. Доля готовой еды растет, сама по себе категория растет. 2,5 тысячи магазинов у нас на текущий момент оснащены собственными пекарнями. Думаем, что к концу этого года будет до 5 тысяч. Собственная пекарня и выпечка становятся стандартом в магазинах «у дома». Думаю, что то же самое будет происходить с готовой едой и кулинарией. Это будут фабрики-кухни и собственные производства. Если мы в целом посмотрим на ритейл, где этот тренд начался чуть раньше, то там ассортимент магазина состоит из готовой еды, а также продукции ready-to-cook — это значит, что она уже почти приготовлена, то есть морковь, зелень или картошка уже порезаны.

Можно говорить о том, что мы можем заходить в зону фаст-фуда, потому что ритейл — это бизнес, который может играть на очень разных полях. Если ты делаешь хорошую картошку-фри, наггетсы или гамбургер, то неважно, где ты будешь это покупать — в общепите  или в магазине «у дома». Эта ниша чуть меньше, чем готовая еда, но она есть. 

В целом отмечу, что ритейл в России находится на высоком уровне развития. Если мы будем сравнивать его с точки зрения бизнеса и технологий с другими странами, то все отмечают, что ритейл у нас  — очень развитый. И он сейчас «дорос» до того момента, когда он будет пытаться заходить на поле других игроков.

— Вы уже говорили про приложения и цифровизацию. У вас доступна и онлайн-продажа продуктов, онлайн-доставка. Какова доля онлайн-продаж на сегодняшний день?

Олег Сиднин: Цифры мы называть не будем. На текущий момент доля онлайн-продаж еще не так велика, но очевидно, что это самый растущий сегмент. За этот год мы добились значительных успехов. С точки зрения темпов роста канала онлайн-продаж, «Магнит» находится на одном из первых мест. У нас до 90% доставки приходится на собственное мобильное приложение. Мы сделали его таким, что оно объединяет в себе приложение доставки и приложение покупательское. Человек в одном месте может получить все — и доставку организовать, и персональное предложение получить. Я думаю, что этот канал будет расти невероятными темпами. Я не открою большой тайны в том, что когда ты получаешь товар с доставкой на дом, то это является самым удобным «форматом» магазина, который может быть. Это магазин, в которой тебе даже ходить не нужно. 

Кажется, что эта услуга невероятно удобная. Она будет развиваться настолько быстро, насколько технологически мы будем поспевать за ростом этого сегмента. Будет не лишним сказать, что наша компания не так давно приобрела маркетплейс KazanExpress. Я уже до этого говорил, что ритейл активно заходит на поля других игроков. Маркетплейсы — это самый быстрорастущий бизнес в сегменте продаж. Темпы роста в 5 раз опережают другие любые каналы и форматы. С этой точки зрения, есть невероятный синергетический эффект, если ты был офлайн-ритейлом и одновременно с этим ты становишься маректплейсом — это значит, что ты мгновенно получаешь 30 тысяч пунктов выдачи заказов, у нас сейчас такое число магазинов «Магнит» по всей стране, и готовую логистику, которая может справляться с таким набором поставок. Кажется, что превращение крупного ритейла в маркетплейсы — это вполне ожидаемый тренд и новый рынок, на котором мы собираемся себя показать. Мы планируем открыть до 4 тысяч пунктов выдачи заказов до конца года и достаточно агрессивно будем развиваться в Москве.

— На сегодняшний день во многих магазинах стоят кассы самообслуживания. Можем ли мы предположить, что вакансия «продавец» в скором времени исчезнет?

Олег Сиднин: Вы знаете, была попытка сделать магазин полностью без касс. Amazon в 2016 году заявил этот концепт. Все об этом много говорили, много писали. Была такая популярная идея: ты заходишь в магазин, выбираешь товары, выходишь из него, и система сама понимает, что ты купил и, соответственно, рассчитывает твой объем покупки и списывает деньги. Казалось бы, фантастика. И мы видим, что этот формат не стал доминирующим на рынке. Не так давно вышла новость, я не знаю, как к ней относиться, с точки зрения степени достоверности, но Amazon этот проект закрыл. Была информация о том, что искусственный интеллект, который определяет, какие именно товары ты купил, на самом деле, был не искусственным интеллектом, а большой группой специалистов, которые выполняли эту работу удаленно. Не получилось сделать магазин без кассиров.

Я думаю, что в перспективе ближайшего времени такая профессия никуда не исчезнет. Если мы говорим про кассы самообслуживания, они в определенной степени позволяют снизить потребность в персонале магазина при определенных условиях. Я специально говорю, что при определенных условиях, потому что зону касс самообслуживания обязательно должен сопровождать ассистент. Надо помогать людям пробивать товары, есть отдельные категории, которые у нас законодательно запрещено продавать без подтверждения возраста — алкоголь и табак. В целом, кассы самообслуживания помогают, но говорить о том, что они являются заменой такой профессии как кассир, наверное, пока преждевременно. Если мы с вами будем футуристически рассуждать на тему, какая технология могла бы заменить кассира, то мы будем обсуждать доставку и ECOM-канал, потому что там фактически покупка производится удаленно и электронным образом.

— По вашему мнению, есть ли у небольших сетей или региональных магазинов перспективы остаться на рынке на фоне роста федеральных сетей?

Олег Сиднин: Хороший вопрос. Задают его достаточно часто, у меня даже было большое интервью на эту тему, как региональным сетям, компаниям небольшого размера конкурировать с «большими ребятами». На мой взгляд, конкурировать можно. Особой проблемы в этом нет. У маленьких компаний есть свои преимущества. Они всегда быстрее в принятии решений, гибче и более точечно могут адаптировать свою услугу под потребителя. Большие компании всегда делают все одинаково — они придумали что-то и тиражируют это во всех магазинах. Они не принимают во внимание особенности, которые есть в каждой конкретной точке. Маленькая компания может позволить себе это сделать.

На мой взгляд, главную ошибку, которую может допустить любая компания, — это попытка конкурировать на сильном поле другого игрока. Чем сильны большие компании? Чем сильны федеральные сети? Они сильны закупочной силой. Они сильны, условно, своим вложениями в IT, технологичностью. Это массовый продукт, конвейер. Конкурировать на этом поле не надо. Для того, чтобы конкурировать, нужно обладать той же «мышечной массой» и пытаться сопротивляться закупочной силой и ценой.

Если мы с вами переходим в область качества работы, сервиса, уникальных предложений, товаров с короткими сроками — фруктов, овощей, готовой еды, выпечки, кондитерских изделий, то есть тех направлений, где нужно быть очень внимательными и следить, где выбор покупателя продиктован не ценой, а качеством, мы видим, что вполне себе спокойно региональные сети конкурируют и достаточно много примеров успешных сетей. Вторым моментом можно назвать локацию. Ритейл — это всегда локация. Если у тебя качественная сеть с точки зрения локации, которую ты занимаешь, это дает тебе невероятный запас прочности. Ты можешь конкурировать с кем угодно.

Конечно, консолидация рынка продолжается, федеральные сети покупают сети более мелкие, но это не значит, что это проблема неспособности конкурировать. Это, скорее, вопрос ментальности и периода, в котором мы находимся, потому что ритейл для нашей страны — это бизнес немолодой. Все большие и маленькие компании стартовали в конце 90-х — начале 2000-х. Этому бизнесу 20-30 лет. «Магнит» в этом году отмечает свое 30-летие. А это значит, что люди, которые этот бизнес начинали, открывали, им уже 50+ лет. Это вопрос, когда люди задумываются о том, хотят ли они дальше заниматься этим делом, потому что ритейл — это бизнес, в котором ты должен работать семь дней в неделю. Он очень энергоемкий. Возможно, кто-то принимает решение, что он хочет уйти на покой, кто-то принимает решение, что он будет заниматься бизнесом, где норма прибыли повыше, потому что в ритейле это 2-3%, кто-то хочет заниматься перспективными идеями. Как-то так.

— Олег Витальевич, спасибо вам за беседу!

Олег Сиднин: Спасибо вам.

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное