Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.46

/

7340

RTS

1137.45

Пластический хирург «Алмед»: операций в Краснодарском крае становится больше


Лента новостей

Эксперты в области маммологии поделились секретом в ведении успешного бизнеса

Фото: nensuria/Freepik

Ведущий пластический хирург, акушер-гинеколог, маммолог и основатель клиники «Алмед» Габиб Габибуллаев рассказал про актуальность пластических операций на фоне течения «бодипозитива». Также хирург отметил ситуации, когда приходится отказывать пациенткам.

Генеральный директор компании «Себбин-Юг» Вячеслав Никифоров раскрыл секреты производства имплантов. Кроме того, обсудили логистику после введения санкций. 

— В последние 2 года очень популярны течения «бодипозитива», то есть, отторжения искусственных изменений внешности, уверенности в себе без внешнего вмешательства. Как на этом фоне обстоят дела с количеством операций по увеличению груди?

Габиб Габибуллаев: На самом деле пластических операций становится больше. У нас есть статистика, мы ее ведем. С каждым годом становится больше операций, но этот тренд на естественность, действительно, существует. Многие девушки, когда рассматривают хирургические вмешательства, просят рассмотреть результат, когда это будет максимально естественно, но в то же время мы создадим красивый образ. 

— Какие этапы необходимы перед самой операцией?

Габиб Габибуллаев: Существует несколько очень важных этапов. Перед операцией мы обязательно проводим полное обследование, не забываем тщательно собрать анамнез — это история жизни, каких-либо заболеваний. Мы все отслеживаем. Помимо этого, есть клиника диагностической процедуры, которая позволяет нам получить важную информацию о состоянии здоровья. Только после того, как мы убедимся, что пациент здоров, мы подтверждаем, что есть возможность проведения операций. Существуют противопоказания, мы об этом знаем. Эта подготовка помогает нам понимать, есть ли какие-то противопоказания или нет. Это важный момент. Это безопасность проведения операций. 

— В каких случаях вы отказываете пациенту в операции?

Габиб Габибуллаев: Очень важный момент понимать, насколько ожидания пациентки совпадают с реальной возможностью получения результата послеоперационного. Это важный момент. Мы очень тщательно следим за этим. Если мы рассматриваем маммопластику, у нас есть специальные сайзеры, которые помогают нам прямо перед зеркалом в кабинете понимать, какой мы хотим получить результат. Это полезный инструмент. Тут мы понимаем, что девушка рассматривает именно такую форму молочных желез. Это нам помогает. Второй момент, о чем я говорил, это существующие какие-то заболевания, которые могут являться противопоказанием. Мы стараемся узнать полную информацию о состоянии здоровья, чтобы у нас все было безопасно и хорошо.

— Какие есть самые главные противопоказания?

Габиб Габибуллаев: По сути, это наличие каких-то заболеваний, к примеру, это могут быть заболевания соединительных тканей, хронические заболевания в стадии обострения, сердечно-сосудистые заболевания и другие. По сути любое заболевание в стадии обострения, даже банальная простуда может являться противопоказанием в данный момент. И, как я уже говорил, если девушка рассматривает какой-то не тот результат, который может дать операция. Естественно, мы можем это обсудить, либо отказаться от операции, либо рассмотреть более реальный результат.

— Сколько по времени обычно длится процесс восстановления?

Габиб Габибуллаев: Очень по-разному. Если мы рассмотрим какие-то небольшие вмешательства, то это может быть буквально неделя. Я имею ввиду первоначальные отеки — это может быть неделя, до двух недель, если мы рассматриваем блефаропластику. Если мы говорим по поводу абдоминопластики или маммопластики, то в среднем месяц занимает реабилитация. Но мы всегда обсуждаем, если девушка занимается офисной работой, то вполне может быть, что она через дней 10-14 может ходить на работу и продолжать работать. 

— Поскольку мы говорим о пластической операции, то очень важен сам материал. Вячеслав, вы представляете бренд «Себбин». Почему именно его вы выбрали для сотрудничества?

Вячеслав Никифоров: Во-первых, мне хотелось бы сказать, что я сам по образованию врач, поэтому мне очень приятно реализовываться в этом направлении. У меня две терапевтические специальности, одна хирургическая специальность, я директор «Себбина» и директор школы доктора Кудзаева, школы живой хирургии. Это уникальная школа. Выбирая «Себбин», все, что касается здоровья пациента, красоты пациента, должно быть самым лучшим и премиальным. В данном случае, бренд «Себбин» — это доказанный по факту премиальный бренд производства Париж, Франция.

— Производства имплантов — это больше зарубежная тема. Как обстоят дела с поставкой материала?

Вячеслав Никифоров: С поставками у нас сложностей нет. Мы через Литву их завозим. Были определенные сложности года полтора назад, но сейчас все эти вопросы решены, поэтому плановая поставка у нас в силе.

— Дефицита материала нет?

Вячеслав Никифоров: Нет.

— А если говорить о маммопластике как о бизнесе? Как его сделать прибыльным?

Вячеслав Никифоров: Все, что касается здоровья пациента, мы всегда на вершину пирамиды ставим пациента. Все, что мы делаем, как мы работаем, как мы выбираем продукцию, медицинские расходные материалы, имплантаты, шовный материал, компрессионное белье — оно должно быть самым лучшим. Хирург параллельно с этим посвящает свою жизнь хирургии, обучается в институте, повышает квалификацию, посещает конференции, конгрессы, каждый день развивается, набирается опыта. То есть, соединяя две эти точки, мы приходим к тому, чтобы при помощи наших имплантатов, самых лучших материалов, хороший хирург, опытный хирург, мы получаем в конечном итоге пациента, который получает то, что он хочет. Тонкость еще в том, что в пластической хирургии все пациенты — это здоровые люди. Наша задача, чтобы пациент был еще и счастливым, и улыбался после того, как он получит ожидаемый результат. 

— Если говорить про мифы. Например, много информации, что нельзя кормить грудью после пластической операции, что имплант может взорваться во время перелета. Это миф или правда? Какие мифы еще существуют?

Габиб Габибуллаев: Да, есть несколько мифов, в частности, что во время перелетов что-то с имплантом может произойти. Это, конечно же, не так. Раньше были какие-то сомнения у пациенток, задавали вопросы по поводу возможности грудного вскармливания. Тоже все возможно. Если природой дана возможность проведения грудного вскармливания, то это будет происходить. Имплант этому совершенно не мешает. Были проведены исследования на эту тему, оценивалась не только возможность грудного вскармливания, но и качество грудного молока. Доказали безопасность, в том числе этого аспекта. Поэтому все возможно, и импланты, особенно, которые качественные, с которыми мы чаще всего работаем, это, естественно, «Себбин», для нас это всегда приоритет. Они, действительно, безопасны во всех смыслах и в том числе в повседневной жизни, хотя необходимо учитывать правильную реабилитацию. 

— Какие мифы вы еще можете опровергнуть?

Габиб Габибуллаев: Что касается мифов, довольно часто спрашивают: «Почему нельзя делать в летнее время?» Это тоже миф. На самом деле, операции можно делать в летнее время, но необходимо расставлять некоторые акценты. Если планируется активный отдых в летнее время, поездка на море, конечно, лучше отложить операцию. Но, если это обычный ритм жизни, комфортные условия проживания, конечно же, кондиционер, то вполне возможно. Это один из мифов. Я всегда говорю, что это возможно.

— То есть краснодарской жары можно не бояться?

Габиб Габибуллаев: Можно.

— А как вы думаете, как дальше будет развиваться пластическая хирургия? И в какую сторону?

Габиб Габибуллаев: Я думаю, приоритетом всегда будет оставаться безопасность, как сказал Вячеслав, это всегда приоритет. Любой доктор, которые осуществляет пластические операции, он, в первую очередь, думает о безопасности. Выбирая лучшие импланты в плане безопасности, мы стремимся получить красивый, эстетический результат. Это второй аспект того, что вы спросили в начале о том, что девушки, действительно, стремятся к максимальной естественности, получению правильных пропорций тела, чтобы это было незаметно и не оставалось каких-то следов, чтобы, видя себя в зеркале, она понимала, что она, действительно, красивая и это ее естественная красота, а мы немного в этом помогли. 

— Для любой пациентки важен выбор хирурга, чтобы он был хороший и с опытом. Что вы посоветуете пациенткам, которые сомневаются в выборе врача?

Габиб Габибуллаев: Есть стандартная схема, как девушки выбирают себе доктора — это, в первую очередь, сарафанное радио. Очень много приходит по рекомендациям, видя результаты у своих подружек или у кого-то еще. Второй момент, я думаю, что Интернет нам всем в помощь. Очень много информации есть в Интернете о докторе, есть сайты, где отзывы оставляют пациентки. В целом, нужно обязательно пообщаться с доктором, понимая, насколько ожидания пациентки совпадают с возможностями доктора, насколько совпадают взгляды, и насколько комфортно общаться с доктором. Если возникает доверие, то, конечно, можно уже рассматривать себе доктора.

— А бывали ли такие ситуации, когда пациентка приходит и говорит: «Хочу лицо как у Анджелины Джоли». Вы говорили: «Девушка, давайте не будем»? Или все-таки соглашались с мнением пациентки?

Габиб Габибуллаев: Ну вот прям так не было. Хотя, да, мне показывали картинки. Если я понимаю, что изначально анатомическое строение не позволит получить тот результат, который мы видим на картинке, я, естественно, обязательно об этом сразу скажу пациенту. Если я буду понимать, что девушка настаивает, несмотря на то что это невозможно, я буду вынужден, конечно, в этом случае отказаться. Это редко, но такие ситуации возникали, но это очень редко. Все-таки девушки приходят достаточно разумные и понимают какие-то свои анатомические особенности, мы выбираем наиболее красивые из всех возможных вариантов. По сути его и получаем. Как правило, девушки хорошо знают, они осведомлены о пластической хирургии. Здесь вопросов особо не возникает.

— Вячеслав, под конец нашей программы расскажите об истории бренда «Себбин».

Вячеслав Никифоров: Хотелось бы отметить, что есть два самых исторических, опытных, так скажем, бренда среди всех имплантатов. Эти компании обладают самым большим опытом разработок, то есть это эволюция имплантатов. Отличие «Себбина» в том, что эта компания единственная в мире, которая производит имплантаты вручную. В начале 2000-х годов компанией руководил один из руководителей подразделения Louis Vuitton, который вывел «Себбин» на совершенно новый уровень. У имплантов «Себбин» есть два паспорта: технический паспорт и паспорт имплантата гарантийный. В техническом паспорте стоят подписи тех людей, которые производили эти имплантаты на каждом шаге. Плюс ко всему для меня, как для хирурга по образованию и как для человека, который занимается пластической хирургией и в кругу экспертов все время, сейчас на этой неделе к нам приезжают бразильцы, мы проводим международную школу с лучшей школой в мире по липоскульптуре. Для меня очень важно быть внутри хирургии, разбираться в этом и соответствовать высокому уровню докторов, с кем мы общаемся. Плюс ко всему многие имплантаты производятся как машины, штампуются на конвейере, у «Себбина» этого нет. Плюс ко всему контролирующий орган, независимая организация из Германии, которая без предупреждения может закрыть предприятие, приехать и проверить все технологические процессы, которые необходимы. Гарантийная служба у нас работает безупречно. Хотелось бы отметить очень важный момент, что в хирургии хирург достигает формы. Гель в мире производится только на одном заводе, но когезивы, вязкости его достигает каждая компания в соответствии со своими технологиями. 

У «Себбина» основная задача, к которой мы пришли сейчас при помощи серии иплантов нового поколения Integrity, этот эффект называется French touch. Хирург дает эстетику, форму, красоту линий, но при этом, когда операция проходит, пациенты продолжают свою жизни, улыбаясь и радуясь новым дням, продолжают свою жизнь счастливо. Очень важны тактильные ощущения, когда проходят отеки, девушке важно понимать, что у нее грудь максимально приближена к той груди, которая была у нее в естественном виде на ощупь. Важно понимать, когда тактильные ощущения, вы знаете, когда телефон в руках держите, понимаете, что не ваш телефон, а возьмете другой — вот он ваш, чтобы вы не сделали вы выбираете тот, который вам нравится. Вот в этом ключе имплант «Себбин» отвечает двум критериям важным — первое, это безопасность, форма, все, что касается медицины, а, с другой стороны, в обычной жизни — это естественные и тактильные ощущения. Это очень важно. Собирая все эти перечисленные факторы в комплекс, можно сказать, что это, действительно, премиальный уровень. Вы знаете, жены моих близких хирургов выбирают именно «Себбин».

— Габиб, Вячеслав, спасибо вам за беседу.

Вячеслав Никифоров: Спасибо огромное. 

Габиб Габибуллаев: Спасибо.


Реклама. ООО «АЛМЕД», ИНН 2309136258

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное