Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.42

/

7337

RTS

1137.45

Юрий Слепов, собственник сети аптек «Здоровье»: «Честь всегда выше прибыли»


Лента новостей

В программе «От первого лица» на Business FM Элина Касабова побеседовала с собственником аптечной сети «Здоровье» Юрием Слеповым

Фото: Юрий Слепов

Последние годы стали настоящим испытанием на прочность для аптечных сетей — о конкуренции в отрасли и кадровом вопросе, об импортозамещении и росте цен на лекарства, и о том, что ждет рынок фармацевтики, поговорим с Юрием Слеповым, собственником аптечной сети «Здоровье».

«Здоровье» — это функциональные и современные аптеки. На сегодняшний день их насчитывается более 220 в 83 населённых пунктах Краснодарского края, Ставропольского края, Ростовской области и Республики Адыгея.


Юрий Васильевич, приветствую вас! Более 220 аптек в 4 регионах Южного федерального округа. С чего вы начинали 20 лет назад, когда открывали первые аптеки? Ставили ли тогда себе такие амбициозные цели и задачи? 

Юрий Слепов: Представьте себе - не ставил. Начинал с зарплатой врача. Добрые люди дали $4000 под 60% годовых и старт произошёл. Открылась первая аптека в Усть-Лабинске, затем вторая. Потом решил сделать сеть: продал квартиру и открыл ещё три аптеки. И так пошло потихонечку.

Юрий Васильевич, в регионе достаточно много аптечных сетей, соответственно, большая конкуренция. Как справляетесь и на что ориентируетесь? Или, может быть, вообще считаете, что конкурентов у вас в регионе нет? 

Юрий Слепов: Да, действительно, в Краснодарском крае очень много аптек. И в наших регионах, где мы работаем, тоже огромное количество аптек. И они постоянно, чуть ли не ежедневно, по несколько аптек открывают. Из топ-10 аптечных сетей России - семь работает в Краснодарском крае. Если брать топ-20, то 12 аптечных сетей представлены в Краснодарском крае и активно развиваются. Количество аптек больше, чем в крае, наверное, на сегодня нет ни у кого.

В концентрации аптечных сетей и аптек на душу населения край лидирует. По разным данным, до 70 аптек на 100 000 населения в Краснодарском крае. Для сравнения, в Москве 34, в Санкт-Петербурге также 34. Если брать количество федеральных аптечных сетей, то они тоже быстро у нас открываются. Два года назад, в 2021 году, на 1 марта в крае было 3 567 аптек — это было 29%, и доля рынка у них составляла 39,5%. На 1 марта 2023 года уже 4 049 аптек, из них 46% это федералы и доля рынка у них составляет 50%. Если брать республику Адыгея, то за эти два года количество аптек выросло на 33%. 

Конкуренция внушительная такая.

Юрий Слепов: Очень внушительная! Все идут к нам! Здесь солнечно, светло. Все думают, что очень много денег. Конечно, что-то в этом есть, но количество населения не так быстро растёт, как аптеки. Поэтому, я думаю, назревает кризис перепроизводства. Однако, так как мы являемся региональной аптечной сетью, то у нас огромные свои преимущества, которые мы используем. В чём эти преимущества: это собственный лицензированный и один из крупнейших на юге России аптечный фармсклад. Собственная логистика: у нас 16 рефрижераторов, которые регулярно развозят товар по аптекам. 

У нас сейчас более 120 поставщиков со всей территории России. Мы и прямые закупки осуществляем из разных городов: это Москва, Питер, Нижний Новгород, Красноярск, Алтай и так далее, то есть вся Россия. И есть возможность, соответственно, привозить дефициты из других регионов. Кроме того, имеется возможность покупки дефицитных товаров по предоплате. У нас есть ещё бонусная программа: на 1 мая у нас было уже зарегистрировано 859 951 постоянный клиент. Если брать ассортимент, то лучшего, чем в нашей аптечной сети, ни у кого из федералов нет. Около 10 000 наименований постоянно есть на нашем складе.

Юрий Васильевич, будучи врачом, вы, наверное, как никто другой знаете, что для отрасли здравоохранения кадровый вопрос всегда являлся проблемным: врачей всегда не хватало и не хватает. А как обстоят дела с кадрами в фарм индустрии? Проблема существует? Ведь фармацевт, провизор — это достаточно узкая специальность и зачастую, приходя в аптеку за тем или иным препаратом, я, как и многие, иногда спрашиваю совета у специалистов. Насколько они всё-таки компетентны давать рекомендации и как вы в принципе подбираете кадры? 

Юрий Слепов: В нашей сети сегодня работает более 1 000 фарм специалистов. Вернее, по списку у нас 1 445, из них 467 провизоров и 678 фармацевтов. Почему больше, чем 1 000? Потому что у нас 134 находится в декретном отпуске. Мы их ждём. Действительно, кадровый голод есть. Открывается очень много аптек и конкуренция за специалиста большая. Тем не менее мы практически укомплектованы фарм специалистами.

Почему? Очень просто: белая заработная плата. Кроме того, привлекает фарм специалистов то, что у нас строгое соблюдение фарм порядка. У нас нет СТМ (собственная торговая марка, прим. ред.) - специалисты знают, что это такое. В аптеках «Здоровье» не меняют назначенные врачом лекарства на БАДы. Кроме того, у нас идёт постоянное профобучение. И я уже говорил, пожалуй, самый широкий ассортимент лекарственных средств в наличии. 

Но всё-таки фарм специалисты могут давать рекомендации?

Юрий Слепов: Да, могут! Могут в рамках своей компетенции именно фарм консультирование проводить. Они не должны менять назначение врача, но они могут грамотно посоветовать. И опять же, обратите внимание, настоящие фарм специалисты, которые действительно осуществляют помощь, никогда не будут менять лекарственные препараты, которые назначил врач на биологически активные добавки. У нас так не делают. 

Турбулентность фарм индустрия особенно прочувствовала в 2020 году, когда был COVID: ажиотажный спрос на лекарства, повышение роли государственного сектора, изменения законодательства. И все эти факторы стали, наверное, не только испытанием на прочность, но и новыми возможностями. Как перестраивались в тот период?

Юрий Слепов: Вы знаете, тогда было состояние шока! Когда всё буквально везде остановили. У нас даже были некоторые проблемы, когда сотрудники жили, допустим, в соседнем районе их просто не пускали работать в аптеку. Приходилось буквально всякими способами преодолевать эти границы, помогать. Кроме того, появилось такое понятие, как дефицит. Появились сложности в логистике, но я так понимаю, это была просто подготовка к дальнейшим событиям. Если бы этого не было, было бы гораздо тяжелее.

После введённых в отношении России санкций дистрибьюторы начали пересматривать взаиморасчёты с аптеками. Кому-то изменили предоплату, кому-то сроки по отсрочке платежей. Коснулась ли эта ситуация вашу сеть? Если да, то как решались вопросы? 

Юрий Слепов: Коснулась, естественно. Как она могла не коснуться, когда ставка рефинансирования взлетела до 20%. Соответственно, пошли на предоплату. Хорошо, что в нашей компании всегда есть кредитный резерв, который мы никогда, как правило, не используем, только в тяжёлые времена, когда прилетают «чёрные лебеди». В последнее время они прилетают всё чаще и чаще, поэтому мы использовали кредитный резерв. К счастью, ставка рефинансирования пошла вниз и условия вернулись.

Задам вопрос, который, наверное, интересует всех. Ежегодно цены на лекарственные препараты растут, особенно на жизненно необходимые: для больных сахарным диабетом, для больных с редкими заболеваниями. С чем связан такой рост цен? Будут ли дальше повышаться цены и что в первую очередь на это влияет? 

Юрий Слепов: Для меня рост цены препаратов не так важен, как и для потребителей тоже, чем их отсутствие. К сожалению, сейчас проблема даже больше не в том, что растут цены, а в том, что препараты исчезают. Причём иногда исчезают в первую очередь жизненно важные. В связи с тем, что именно эти препараты регулируются государством, некоторым производителям не выгодно производить по этой цене. И они прекращают поставки. К счастью, в последнее время есть положительная тенденция, когда разрешают повышать цены, что спасает эти препараты, и они продолжают поступать на рынок. По поводу роста цен. Цены за прошлый год выросли в среднем на 7%. Причём на жизненно важные гораздо ниже рост. Порядка 3%.

А с чем это связано и чем обусловлено? 

Юрий Слепов: Это сложности поставки, изменение стоимости логистики. И в первую очередь, когда не работают какие-то заводы и недостаточно субстанций, какие-то сбои в поставках это и приводит к подорожанию. 

В продолжении этой темы. Не секрет, что в аптечных сетях много импортных препаратов и возникал вопрос, что как раз-таки с импортом и могут быть проблемы. Удалось ли перестроиться в этом вопросе и заменить лекарственные препараты из-за рубежа на отечественные аналоги?

Юрий Слепов: Это работа сейчас введётся. Но, к сожалению, таких быстрых изменений здесь нет. Я думаю, что не может просто быть, так как это процесс очень длительный. К сожалению, очень медленные изменения, очень медленные. Даже если брать данные Росстата за I квартал текущего года, то идёт падение объёма производства российских препаратов на 9,8% в рублях, а фармсубстанции на 9,3%. Но тем не менее, оптимизм определённый есть, строятся новые заводы по производству субстанций. Думаю, что это вопрос не одного дня, но он будет решён.

Как быть в тех ситуациях, когда возникает реальный дефицит тех или иных препаратов, и люди, опасаясь, что в ближайшем времени этого препарата не будет, скупают по несколько пачек? Как решается этот вопрос со стороны фарм индустрии и фарм сетей, предприятий, заводов?

Юрий Слепов: Вы знаете, это вопрос очень тяжёлый, сложный. Возникает паника и, действительно, кто-то закупает на срок годности, кому-то просто не хватает. И следующая партия, когда приходит, её тоже разметают. Это проблема существует. Сейчас идёт такое хорошее явление, как обязательные электронные рецепты, чтобы не было отпуска лекарств без этого. К сожалению, процесс идёт, но ещё до конца не реализован и когда это произойдёт, наверное, такого (дефицита) не будет. Сейчас фактически рынок неуправляемый и я боюсь, что даже некоторые западные производители искусственно делают дефицит, чтобы увеличить продажи. 

Ещё про импорт. В свете нынешних ограничений и сложностей с транспортной логистикой. Как решался у вас этот вопрос? Столкнулись ли с этой проблемой? 

Юрий Слепов: В основном мы не сталкивались, потому что мы работаем с дистрибьюторами, федеральными и прочими, а также с российскими заводами. А вот заводы-производители, я знаю, очень жёстко пострадали. Им пришлось переориентироваться, ждать, менять какие-то составляющие, но это сложный вопрос. В основном он решился.

Юрий Васильевич, с 2020 года была введена обязательная маркировка лекарственных препаратов. Это, конечно же, затронуло производителей, поставщиков, аптечные сети, медорганизации. Изменились ли процессы в розничной продаже и как это сказалось на вас? Как вообще в принципе строилась работа? 

Юрий Слепов: Вы знаете, очень большое влияние оказала маркировка. Именно по количеству сотрудников, которые задействованы. Производительность труда на складе ухудшилась и пришлось принять дополнительно около 50 сотрудников для того, чтобы нивелировать эти временные затраты. В момент, когда приняли именно маркировку, это как раз 2020 год, в разгар пандемии - у нас зависло огромное количество лекарственных средств, которое мы не могли продавать. Около 380 миллионов рублей товара мы просто не могли продавать, а он требовался. И если бы не разрешили уведомительный режим в системе мониторинга движения лекарственных препаратов, то было бы ещё хуже. После этого проблемы остаются - 1 сентября заявили, что уведомительный режим отменят. Будем ждать новостей.

А как вы относитесь к тому, что российский экологический оператор выступил с предложением создать в России систему сбора просроченных лекарств и упаковок? То есть в медучреждениях и аптеках нужно будет установить специальные контейнеры. Соответственно, потребуется ввести там изменения в нормы СанПиНа. Ваше мнение, с чем могут столкнуться аптечные сети в данной ситуации? 

Юрий Слепов: Я спросил бы у радиослушателей, готовы ли они в случае, если обнаружили в аптечке просроченный препарат, взять его и пойти в аптеку, чтобы сдать — это одно. Какой будет этот объём — это второе. Я считаю, это настолько неэффективно, не нужно. Но зато будут большие затраты. У аптек будет большие затраты, будут проверки обязательно, будут обязательно штрафы. К чему это приведёт? Никак не к улучшению экологической ситуации, так как, просроченные препараты во всех аптеках сдаются в обязательном порядке на утилизацию. У нас есть договор, по которому мы просроченные препараты сдаём. Я считаю это просто выброс денег. 

То есть данная инициатива проблемы не решит? 

Юрий Слепов: Ни в коем случае. Это так просто инициатива. 

Юрий Васильевич, на ваш взгляд, фармацевтика — это бизнес или в первую очередь социальная отрасль? 

Юрий Слепов: Для меня лично - скорее социальная. Я не бизнесмен в чистом виде, я предприниматель. Бизнесмен — это вот «деньги превыше всего, прибыль превыше всего». Для меня прибыль очень важна, но честь всегда выше прибыли.

Как вы считаете, что будет происходить на рынке в ваших регионах присутствия? 

Юрий Слепов: В наших регионах присутствия идёт перегрев рынка. Огромное количество аптек, количество покупателей не увеличивается, практически. Потребление уменьшается. Сейчас рынок ожидает снижение по разным причинам и в упаковках, и отсутствие роста в деньгах, и количество аптек зашкаливает. В ближайшее время, я думаю, этим летом будут большие потрясения на рынке и скорее всего одна или две федеральные сети уйдут с рынка. То есть они будут иметь очень большие проблемы. Гораздо большие, чем малые региональные сети.

В самом начале нашего интервью мы говорили, что на сегодняшний день у вашей сети аптек «Здоровье» более 220 аптек в четырех регионах. Планируете ли расширяться и на какие регионы смотрите? 

Юрий Слепов: Я уже сказал, что у нас есть хороший оптовый склад, собственная логистика. И в рамках логистического кольца мы готовы и имеет смысл открыть до 450 аптек. То есть в два раза увеличиться. И в наших планах есть ещё 44 населённых пункта, в которых мы готовы открыть аптеки. То есть выполнение этих планов позволит обеспечить качественную фармацевтическую помощь в наших регионах, и мы готовы выйти на лидерскую позицию, на номер один в наших регионах.

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное