Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.40

/

7335

RTS

1137.45

Елена Деревщукова: «Мне очень сложно быть руководителем, но легко быть творцом»


Лента новостей

В проекте Lady Boss Нина Шилоносова побеседовала с Еленой Деревщуковой, руководителем компании «Видео Пресс Новости»

Фото: Елена Деревщукова

Елена Деревщукова — нестандартный предприниматель: она продолжает дело своего отца, работает с государством и церковью, а еще играет в необычном театре. Её жизненная формулировка звучит так: «Чтобы остаться живой, мне очень важно быть перед Богом с пустыми руками», а себя она называет просто - медиапродюсер. В эфире Business FM с Еленой пообщалась Нина Шилоносова.

 

В студии Business FM Краснодар журналист Нина Шилоносова. Напротив меня Елена Владимировна Деревщукова, руководитель компании «Видео Пресс Новости». Здравствуйте, Лена.

Елена Деревщукова: Ой кошмар — Елена Владимировна!

 

Привыкайте!

Елена Деревщукова: Необычно.

 

Должность, которую я озвучила, только одна из ваших ипостасей. Обычно я спрашиваю, что мои гости предпринимают, а у вас хочется спросить, Лена, в чем ваш промысел, чем промышляете?

Елена Деревщукова: Какой славный вопрос! Чем промышляю? Я превращаю бюджеты в правильное техническое задание, в хорошую медиакампанию. Я превращаю страхи перед медиа в ресурсы. Я превращаю время в какое-то уникальное временное состояние, которое потом может размножаться, наверное.

Воду в вино не превращаете?

Елена Деревщукова: Одним словом я медиапродюсер! Это то, что касается «Видео Пресс Новости». Если серьёзно, ведь мы на серьёзном радио, это большие и маленькие медиакампании, это задачи, которые часто нужны для ведомственных организаций, для больших каких-то региональных и федеральных проектов. Чтобы не абстрактно говорить, то это «Worldskills», «Мой бизнес»...

 

Предлагаю чуть-чуть попозже про это поговорить. Хочу издалека — вы же начинали с отцом. Компания «ВПН» это по сути аббревиатура: Владимир Петрович Носырев — известный в Краснодаре журналист. И это одна из первых негосударственных телекомпаний на Кубани. 1992 год, правильно?

Елена Деревщукова: В прошлом году нам исполнилось 30 лет. Да, я продолжаю дело отца и династию. Я стала таким же журналистом, членом Союза журналистов, как был отец и стала руководителем. Он передал мне бразды правления и для меня это очень круто и ответственно. За этим стоит такая легенда и самое главное реальность. То есть мы бок о бок работали все эти годы.

 

Такой семейный бизнес. У вас был другой какой-нибудь путь? Была такая возможность или желание?

Елена Деревщукова: Более того, этот путь не просто желание — я его реализовывала. Я много раз уходила из компании с желанием сделать что-то своё, проявить себя. Короче говоря, мне всё время чего-то хочется, я всё время создаю что-то другое. Чтобы не прилепляться и не быть в рамках одной деятельности. Для меня это прикольно.

 

Вы уже начали говорить, Лена, что вы работаете с государственными структурами и, понятно, что 30 лет — это хорошая, многолетняя, заслуженная репутация. Но все заказы с гос. структурами нужно получать через тендер. Есть у вас конкуренция? Как вы побеждаете?

Елена Деревщукова: Это миф! И один из стереотипов по поводу гос. структур — что они вредные, противные, что они не умеют писать техническое задание, они тупые, условно говоря, они требуют за 3 рубля сделать то, что стоит миллион. И что они требуют много справок, какие-то невероятные откаты даже присутствуют, что присутствует какая-то служебная лестница.



Лена, ну это все есть...

Елена Деревщукова: У меня всё без этого! Везде нормальные люди, живая энергия, хорошие идеи. За 30 лет деятельности компании мне никогда не было стыдно за то, что мы делаем. Мы никогда не подвязались в проекты, где мы заведомо знали, что это какая-то «лажа». Это какой-то принцип, который мне негласно передал отец. Мы сразу делаем два шага назад от какого-то проекта, который явно или косвенно, либо является каким-то странным, с точки зрения закона, этики и всего такого, либо косвенно не содержит те ценности, за которую я буду «топить». Мне ведь нужно сделать так, чтобы в этот продукт влюбились, чтобы люди захотели его купить, даже если это не продукт в буквальном смысле. Чтобы они захотели поверить в то, что «Worldskills» это хорошая история, что «Мой Бизнес» это хорошая история. У меня такой принцип — если я в это сама не влюбляюсь, я не могу продать, даже с точки зрения информации.



Я не знаю чья эта фраза, но: «Проповедуй то, что исповедуешь».

Елена Деревщукова: Да! На самом деле так можно даже с гос. структурами, даже с самыми очень сложными, неудобоваримыми формулировками. Всё можно оживить, всё можно очеловечить.

 

Вы сейчас точно развеиваете стереотипы.

Елена Деревщукова: Да, я пропагандирую это, когда прихожу в супер научные организации. То есть туда, где есть только цифры, где всё сложно. Я говорю: «Нет, ребята! Человеческим лицом поворачиваемся к людям». И получается. С трудом, не сразу, но это возможно.

 

Но есть одна структура, которая точно не устраивает конкурсы, но там, по-моему, отбор ещё строже. Я про Митрополию. Кубанскую и Екатеринодарскую. Как вы стали сотрудничать с церковью?

Елена Деревщукова: Сотрудничать в договорном формате мы начали 2 года назад, когда была пересмотрена вся медиаполитика...

 

Когда Владыка Павел появился...

Елена Деревщукова: Да, когда появился Владыка Павел. Дело в том, что в Екатерининском Соборе, я как простой прихожанин, наверное, уже лет 20...

 

То есть вы не «захожанин», вы прихожанин.

Елена Деревщукова: Я не «захожанин». Нельзя сказать, что меня все знают, но когда нужно было, например, делать сайт Собора, был клич: «А кто может?». Я сказала: «Мы можем, давайте сделаем». Мы втроём, с моей подругой-кумой и ещё с одним человеком, сделали сайт Собора, который до сих пор существует. Конечно же, он уже давно перерос те идеи, которые мы туда закладывали. Но невозможно быть незамеченным там, где ты присутствуешь. Меня позвали с предложениями в «творческий худсовет»: «Что можно предложить в Новую эпоху, в Новое время?». Я пришла с большим списком стратегического планирования, медиакампаний и тд. И очень многие идеи были услышаны — мы поменяли логотип, фирменный стиль, которого вообще не было.

 

Главное, что у вас сейчас интересный проект есть.

Елена Деревщукова: Мой любимый проект называется «В смысле». Причем он так и звучит с некоторой ноткой сомнения. Это портретная история людей, которые, условно говоря, живут на соседней улице. Это люди из нашего региона, но в которых есть смысл — не только человеческий, бизнесовый, потребительский или культурный, но и метафизический.

 

Эти герои все должны быть воцерковленными?

Елена Деревщукова: Нет. Но в их жизни есть такая позиция как отношения с Господом Богом.

 

Без Церкви даже?

Елена Деревщукова: Мы не замеряем с линейкой насколько человек религиозен и воцерковлен. Но эти люди интересны сами по себе как личности и в их жизни есть такая история. Для них это важно. И, задавая вопросы этому человеку, о том, каким смыслом он живёт, как он к этому пришел, как этот смысл терял и как он его находил, через что был жизненный путь я просто вижу человека.



Если говорить пафосно, чего я очень не люблю, я посмотрела пару программ — это духоподъёмные программы! Это именно то, что мог точно благословить митрополит.

Елена Деревщукова: Это человеческие истории, прежде всего. И это люди, которые через свою жизнь, по сути дела, являются брендом Церкви. То, что они являются православными — это некоторая рекламная кампания. На рекламном языке — это «месседж». Но на языке РПЦ — это миссионерский проект. То есть он рассказывает вне Церкви о том, как духовно расти и так далее. Мы не являемся просветительским проектом, мы...

 

Агитаторы?

Елена Деревщукова: Мы пропагандисты и агитаторы Русской Православной Церкви. Мы идём в ту зону, где люди вообще про это ничего не знают, и мы говорим на языке, условно, ликбеза: «А как это для тебя? Вот ты покрестился, что это значит? Что поменялось в твоей жизни? А зачем тебе это?». Я задаю самые тривиальные вопросы и они всё ещё оказывается актуальными. От них люди плачут. Я плачу на каждом интервью. Одно время я вырезала эти сцены. Сейчас я перестала это делать, потому что это правда. Меня трогают самые простые жизненные ответы людей и в этом очень много глубины. И эти истории дают хороший рейтинг в медиапространстве. Они выходят на нашем МТРК «Краснодар» и на федеральном телеканале «Союз».



В самом начале вы упомянули, но я огрублю, что вы как медиаэксперт выступаете перед бизнесменами. И сделали много проектов про людей дела в Краснодарском крае, а для Klaas вы даже минимьюзикл сотворили.

Елена Деревщукова: Да, это был некоторый успех. Во-первых, с точки зрения радости общения с очень интересным руководителем, как Ральф Бендиш. Это такая степень доверия к исполнителям, которую я всегда привожу в пример. Он дал нам возможность сделать максимум. Когда тебе так доверяют, ты делаешь то, что ты и не предполагал по техническому заданию. Этот проект выстрелил на очень серьёзной премии «Бренд года». Это было первое появление Краснодарского края в премии. Мы взяли второе место в номинации.



Я даже не знала об этом. Вот моя подводка было к вопросу, а есть что-то общее в очень непохожих историях предпринимателей, с которыми вы познакомились по всему краю?

Елена Деревщукова: Это люди с горящими глазами! Они действительно влюблены. Это не классический портрет. Степень выраженности разная. Но это однозначно деятельные люди. Очень большой процент этих людей, действительно, альтруистичны. То есть сверх идея, их миссия у них очень глобальная.



Мне кажется, вы тоже такая же, Лена. Вы чему-то научились в этих людей?

Елена Деревщукова: Да! Упорству. Они очень много раз проигрывали, теряли и всё равно вставали и шли. Когда кассовый разрыв не 100-200 тыс. рублей, как у меня и я переживаю, а у них это миллионы и миллиарды. И я смотрю, как человек с бодрыми глазами рассказывает про свои, условно говоря, огурцы, несколько гектаров которых сгорели. И человек это переживает, а у него ответственности, как атмосферный столб. А они этим живут.

 

Вот вы, как Леди Босс, как себя ведёте на работе? Как вы берёте людей? Какие испытания им готовите? Должны ли они быть воцерковленными или любить поэзию, как вы, например. Как расстаетесь с людьми? То есть какой вы руководитель?

Елена Деревщукова: Я очень плохой руководитель. Мне кажется я не руководитель вовсе. Я, в лучшем случае, проектный менеджер. Мне очень сложно быть руководителем. Даже когда мне такая возможность представилась, много лет назад, я вдруг поняла, что мне очень скучно. Мне хочется видеть живые глаза. Мне хочется интервью. Мне не в лом, вообще поехать далекую деревню, стоять рядом с трактором с каким-то мальчишкой и прослезиться от того, как он говорит, что его дед хлеб выращивал, а теперь он этим занимается. Короче я без этого не могу. Я поняла, что мне нравится писать. Мне нравится видеть живых людей и я долго переживала, что я специалист, а не управленец. Хотя я должна быть управленцем.



Делегировать полномочия вы не умеете...

Елена Деревщукова: Научилась, что делать. Но я это делаю в проектной деятельности. У меня была дилемма: то ли я начальница, то ли нормальный человек — творец. Творец, конечно, побеждал всегда. Это были какие-то слёзные встречи, слёзные расставания. Когда люди уходили, когда их вырастила, а он ушёл. Каждый раз это было прямо по сердцу. Я думала: «Всё! Никого не хочу, все сама буду делать». Это был очень хороший путь. И в итоге — проектная деятельность. Где есть проект, есть задача и на этот проект работает команда. Если нашей команды не хватает, я беру любого нужного мне специалиста. Сейчас проектная деятельность стала нормой для творческих видеопродакшн проектов. Это то, о чём я услышала в Москве на каком-то там своём очередном обучение, лет 15 назад. Когда у нас были ещё зарплаты и люди в штатном расписании. К вопросу какая я начальница — я ставлю задачу, принимаю работу и прощаюсь.



Есть ещё одна ваша деятельность, которая онлайн невозможна. Она даже телесно-ориентированная, я бы сказала. Но которая иногда даже приносят доход. Я про очень специфический театр. Расскажите.

Елена Деревщукова: Это жанр современного искусства. Он всё ещё настолько современный, что мало кто его видел, даже в культурной столице — городе Краснодаре.



У нас несколько похожих театров.

Елена Деревщукова: Да, сейчас их четыре в Краснодарском крае.



Playback — что это значит?


Елена Деревщукова: Playback это сочинение Джонатана Фокса. Это социальный театр для людей. Это про социальную адаптивность, про изоляцию. В Москве эта история живет около 15 лет, а в Краснодаре лет пять - шесть. Уже есть люди, которые выучились и работают в этой технике.



Вашему playback-театру «Мельница» сколько лет?

Елена Деревщукова: Нам исполнилось 3 года только что. Но до этого мы учились по международной программе, сертифицировались. Это импровизация, но это и не импровизация. Есть технология. Есть очень специфичная драматургия, есть глубина. Но есть состояние актера, которое, действительно, в потоке, оно импровизационное. Ты не знаешь, как ты будешь действовать...

 

Это взаимодействие с залом...

Елена Деревщукова: Это взаимодействие с партнёрами по сцене. Чем отличается классический театр от театра Playback — и там и там есть зритель, есть сцена. А отличие в том, что нет ролей, нет сценария. Есть только тайминг. Мы работаем 1 час 30 минут, а истории рассказывают зрители. Мы взаимодействуем со зрителями, раскачиваем какую-то тему. У кого есть состояние, кто хочет поделиться, тот рассказывает. А мы это играем тут же на сцене. Мы возвращаем эту историю, но мы её не пересказываем, а мы вытаскиваем и проигрываем те смыслы, которые в ней есть. Те мотивы, с которыми действовал герой. Вот мы это прожили и оно даёт ощущение, действительно, принятия вселенской любви. Вот это совершенно непафосные слова. Когда ты понимаешь, какие мы разные и как мы здесь оказались вместе.



Лена, вы получаете кайф. И ещё за это деньги берёте...

Елена Деревщукова: Эти смешные деньги. 500 рублей стоит билет.



Вас нанимают компании...

Елена Деревщукова: Сейчас расскажу. Понятно, что мы делаем это только для того, чтобы играть. Когда компании нанимают, они ставят перед нами определённые задачи. Когда нужно, например, сотрудников одного отдела подружить с сотрудниками другого. Либо были запросы на стратегическую сессию.

 

Раньше был тимбилдинг. А теперь playback-театр.

Елена Деревщукова: Да. Это очень диагностично и терапевтично для компании такое проживать. Да это деньги, но они не такие, чтобы этим зарабатывать и у нас нет цели сделать Playback своим заработком.

 

А как откликается в вас то, что происходит вокруг сегодня?

Елена Деревщукова: Это история про принятие. Мне очень помогает моя христианская вера — что это все не происходит само по себе. И никто в этом не виноват. У меня нет такой позиции сразу искать какие-то исторические предпосылки. Сверху все видно. Я доверяю, я учусь каждый день доверять. Для меня это супер интенсив по доверию господу богу.

 

Сколько у вас детей?

Елена Деревщукова: Трое, пока.



Как устроен ваш быт?

Елена Деревщукова: Очень просто...



Вы же с мужем вместе работаете.

Елена Деревщукова: Вот это самая интересная история, как мы вместе работаем.



И в театре вместе.

Елена Деревщукова: Да. В январе мы посчитали, что 25 лет, как мы встретились в этой жизни. Встретились мы в театре, в творческой атмосфере. Потом продолжили работать в формате телевидения, когда Саша взял на себя всю техническую часть и творческую тоже. То есть он соавтор практически всех моих произведений. В этом некоторая была сложность: когда все лавры и помидоры достаются мне. Потому что я лицо, которому все звонят жалуются или предлагают большие деньги. А он всё время в стороне — такой «backoffice», в полном смысле этого слова. И надо отдать ему должное, что он очень круто это делает. Мы разные по внутреннему композитному материалу, но очень друг друга дополняем. Это какой-то уникальный сплав. Мы специально не стремились работать вместе. У нас просто получается вместе это делать.

 

Кто за финансы отвечает?

Елена Деревщукова: Вот нет такого человека.

 

Кто босс на кухне?

Елена Деревщукова: Наверное, у нас и тут это равноправие. Плюс ещё дети взрослые. Они тут сами кашеварят, тоже молодцы.

 

Дети, когда что-то происходит, к кому в первую очередь бегут?

Елена Деревщукова: Хороший вопрос! У нас нет какой-то истории, что кто-то тут главный.

 

Уникальная ситуация. Сейчас стандартный блиц. Кошки или собаки?

Елена Деревщукова: Никто. Вот, прям вообще. Это моя принципиальная позиция. До этого я была хорошая мама, а сейчас я мама из «Простоквашино». Когда были кошки, собаки, а ещё попугайчик, который сверху летал — всё, вот тут уже стоп-сигнал включился.

 

Вы когда-нибудь были блондинкой?

Елена Деревщукова: Нет. Зачем?

 

Что вы выберете: «клетку» или «горох»?

Елена Деревщукова: Конечно, «горошек».

 

Вы держите пост?

Елена Деревщукова: Стараюсь, очень стараюсь

 

Поезд или самолет?

Елена Деревщукова: Прямо надо выбрать? У меня нет никаких фобий и нет пристрастий. Мне всё равно, главное ехать...

 

Самый большой ваш недостаток?

Елена Деревщукова: О какой классный вопрос! Ну, наверное, это эмпатичность. То, где ты максимально выражен, творческая часть, эмпатичная часть, мечтательность какая-то, получается, что она же становится твоей обратной стороной.

 

То есть недостаток является предложением достоинства. По крайней мере, я могу так сказать.

Елена Деревщукова: Да.

 

Шашлык или суши?

Елена Деревщукова: Шашлык.

 

Фильм, который вы не можете забыть?

Елена Деревщукова: «Большая рыба». Я часто к нему возвращаюсь. Мне очень нравится.

 

«Big fish».

Елена Деревщукова: Да-да.

 

Есть ли любимое выражение или девиз?

Елена Деревщукова: Это единственный вопрос, на который я подготовила ответ. Мне сразу вспомнился: «Твори. Выдумывай. Пробуй». Это папина фраза со студенческих времён. Она мне очень зашла. Я очень долго и бодро это всё делала. А потом я как-то увидела в этом много достигаторства и очень много какой-то внешней экспертизы. И я переключила фокус внимания на себя. И сейчас моя жизненная формулировка звучит так: «Чтобы остаться живой, мне очень важно быть перед Богом с пустыми руками». Вот это ощущение, когда тебе нечем гордиться вообще.

 

Гордыня, как самый страшный смертный грех.

Елена Деревщукова: Это ещё про ощущение людей. То есть нужно живо воспринимать людей, вне рамок и стандартов. Видеть и чувствовать как есть, и в этой правде пребывать без каких-то разделений: это правильно, а это неправильно. Вот сейчас есть — и это правда!

 

Лена, я вас давно знаю, но вы для меня сегодня открыли очень много нового. Спасибо вам большое.


Полную версию интервью слушайте в подкасте Business FM Краснодар.

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное