Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.55

/

7348

RTS

1137.45

Виктория Шевченко: Благодаря своим детям, мы открыли производство натуральной косметики


Лента новостей

В проекте Lady Boss Нина Шилоносова побеседовала с Викторией Шевченко, сооснователем фабрики по производству натуральной косметики «Бизорюк»

Фото: Виктория Шевченко

Свой бизнес по производству натуральной косметики героиня проекта «Lady Boss» открыла благодаря любви к своим детям и стартовому капиталу в 100 тыс. рублей. Сейчас на её производстве трудится больше 50 человек, зарегистрированы десятки товарных знаков, а ежегодная выручка компании перешагнула за 150 млн. рублей. В эфире Business FM с Викторией Шевченко беседовала Нина Шилоносова.



Здравствуйте, Виктория. Я, признаюсь, несколько запуталась в обилии ваших брендов. Расскажите, какие компании стоят за вами?

Виктория Шевченко: Компания ООО «Солнце», производящая косметику уже более 8 лет на территории Краснодара и обилие брендов зависит от уникальности и линейки. Если мы берём линейку «TambuSan», которая сосредоточена, по большей части, природой Карачаево-Черкесии, Кавказа, пятигорского озеро Табукан, то, соответственно, всё, что включает полезности того края они включены в линейку «TambuSan». И тем самым каждая наша торговая марка, торговая линейка — уникальна какой-то такой особенностью в составе, которые мы используем в косметике.

 

А ещё какие линейки есть?

Виктория Шевченко: Монастырская линейка. Мы производим по рецептам, которые нам предоставляет монастырь. И уже готовая продукции освещается. Также эту продукцию можно найти у подножия мужского монастыря в посёлке Солохаул города Сочи.

 

И еще?

Виктория Шевченко: «Бизорюк». Это, наверное, наша самая масштабная торговая марка. Также ее уникальность в натуральных компонентах в составе — огромное количество настоев, экстрактов, полезных компонентов. И эта торговая марка была сосредоточена для массовых продаж по всей России и стран СНГ. То есть, это не локальная торговая марка, а федеральная.

 

Сколько лет прошло с выпуска вашего первого продукта?

Виктория Шевченко: Восемь лет. Мы уже начали девятый год нашей работы и на данный момент у нас уже 8 зарегистрированных торговых марок.

 

Вы сказали, что у вас есть федеральная продукция, региональная. То есть, у вас целая сеть распространения или вы сотрудничаете с кем-то? 

Виктория Шевченко: Пока глобальных проектов нет. Всё это время продажи происходили, так сказать, сами. То есть, человек покупал продукцию, ему она нравилась, он приходил и покупал еще для того, чтобы открыть магазин в своем городе. Был период, когда наше производство не успевало за запросом на косметику и не то, чтобы особо мы искали клиентов. Сейчас мы уже настолько наладили производство, что готовы к тому, что сами будем выстраивать отдел продаж и искать дополнительных дистрибьюторов.

 

То есть фирменных магазинов у вас пока нет?

Виктория Шевченко: Фирменных нет. 

 

Я видела, что вы есть на маркетплейсах...

Виктория Шевченко: Да. На данный момент мы учимся продажам на маркетплейсах. И, наверное, вот уже второй год более-менее начинаем разбираться как они устроены и как на них работать. Но это не просто: это совершенно другой способ продаж и от этого очень страдают оффлайн магазины. Одно из решений этого вопроса — это создание дополнительной линейки, отдельной для маркетплейсов и отдельной для оффлайн, чтобы они не пересекались и не мешали друг другу торговать.

 

Виктория, у вас с мужем, Евгением Федоровым совместный бизнес, но разные предприятия. Я так поняла, читая про вас, что вы совместно создали первый продукт. Как это случилось?

Виктория Шевченко: На тот момент, у нас уже было двое деток и возник вопрос — как сделать, чтобы ребёнок не болел или болел максимально редко, и болезни были не настолько серьезными. Задумывались об образе жизни, в первую очередь, конечно же — это питание. Что мы даём деткам, как мы их лечим? Это, наверное, были самые глобальные, насущные вопросы на тот момент. И мы стали искать народные рецепты. Они помогали нам, мы видели результат — наши детки крайне редко болеют. И это благодаря, наверное, всё-таки каким-то натуральным компонентам. 

 

Что было самым первым продуктом? 

Виктория Шевченко: Это детская растирка на основе барсучьего жира. 

 

Разогревающая мазь?

Виктория Шевченко: Да. На начальном этапе простуды, чтобы сразу не давать таблетки, очень важно ребенка прогреть. А утром ребёнок просыпается и готов идти в садик или в школу. 

 

Это не к разряду лекарств относится, а скорее в БАДам?

Виктория Шевченко: Да. Профилактика, оздоровление. Я не хожу к врачам но и не отношусь к ним категорично, ни в коем случае. Мы очень сильно зависим от того, какой ведем образ жизни и если он, изначально, сосредоточен на оздоровление и на профилактику, то болезней может не быть или они будут проходить в лёгкой форме. Благодаря детям, мы стали задумываться о полезности, о натуральности. Знакомые и родственники попросили тоже попробовать — и им тоже понравилось. Нам начали говорить: «вот если бы это было доступна всем...». Мы попробовали и дело пошло. Всем понравилось, пошли хорошие отзывы, человек взял одну баночку — ему помогло. Он пришёл купил три и так это разошлось. 

 

Чём вы до этого занимались? Откуда вы взяли деньги для развития этого бизнеса? 

Виктория Шевченко: До этого мы были обычными работниками. Я работала в администрации Пятигорска, Евгений также работал в администрации. Там мы и познакомились. У нас не было бизнеса или каких-то огромных накоплений. Всё начиналось с небольших сумм: на тот момент наш стартовый капитал был в районе 100 тыс рублей. Мы купили 20 баночек, килограмм воска, настой. То есть это были не глобальные затраты. 

 

Виктория, по образованию с Евгением вы кто? 

Виктория Шевченко: Я мастер по туризму, гид-переводчик. Евгений бухгалтер-экономист. 

 

Так, для бизнеса хоть один полезный человек. Вот у вас сейчас такое широкое производство, столько разноплановых продуктов: это и натуральная косметика, и продукты питания, корма для животных — огромная линейка, достаточно зайти на сайт. Но для того, чтобы все это производить, кроме всех других составляющих, всё-таки должен быть химик-технолог... 

Виктория Шевченко: У нас есть технолог и не один. У нас есть пищевой и косметический технологи. Их разработки — это, наверное, самая важная часть в таком производстве с таким большим ассортиментом. Безусловно, создаются техкарты продукта, мы проводим очень долгий этап проверки выхода продукта на рынок. Технология и отдел развития, наверное, самые загруженные части нашей работы.  

 

Мы уже поняли, что вы с мужем все это начинали и что вы исповедуете общие ценности. А как вы друг друга нашли, кроме общих стен в администрации, и как вы стали семьёй? 

Виктория Шевченко: Нужно рассказать, как мы встретились? 

 

Да, это интересно. 

Виктория Шевченко: Мы познакомились, Евгений подарил цветы... 

 

Как вы поняли, что это «ваш человек»? 

Виктория Шевченко: Это будет, наверно, слишком по-детски, но я с 11 лет просто с ума сходила по рыжему из «Иванушек» и тут мой «рыжий Иванушка». Поэтому меня даже вопросов не возникло.  

 

Интересно. Пятигорск, Минеральные Воды — это всё прекрасно, это красивейшая природа, это именно то, что вы могли реализовывать, как специалист по туризму. Но потом, раз! — вы приезжайте в Краснодар. Почему? 

Виктория Шевченко: Мы понимали, что для тех объемов, которые мы хотели бы реализовать, чтобы, как я говорю: «Наш продукт смог попробовать каждый на этой Земле и, безусловно, он понравится и его купят не раз», — ​​​​​​​Пятигорск и Минеральные Воды маленькие города. Там невозможно масштабировать бизнес. Вот тогда и встал выбор между Москвой и Краснодаром. В пользу Краснодара был климат, море. И, наверное, коронная фраза о Краснодаре: «мы же каждый день будем ездить на море...» В итоге мы там уже два года не были.

 

То есть ваш бизнес занимает всё ваше время. Но у вас, кроме прочего, есть дети и не один. Сколько у вас детей?

Виктория Шевченко: Четверо деток: два мальчика и две девочки. 

 

Как вы все успеваете? 

Виктория Шевченко: Это же не возникло — раз и вот сегодня четверо детей и фабрика, в которой работает более 50 человек. Когда это всё постепенно, наверное, привыкаешь к той нагрузке, которая есть, к тому же старшие дети уже самостоятельные. Они даже где-то помогают с младшими детками. То, что важно, оно, на самом деле, по времени не так затратно. То есть, отказавшись от телевизора и от дел, которые не приносят пользу, ты уделяешь время детям и делаешь то, что, действительно, приводит к целям. И тогда как-то всё само идёт. Ты понимаешь: «здесь ты время тратишь рационально и правильно, а вот это тебе не нужно, это лишнее». Поэтому эти вещи уходят в сторону. 

 

Я спущусь совсем на землю: домработница у вас есть?

Виктория Шевченко: Нет. При том, что я убираюсь дома каждый день — у нас белый пол и чёрная кошка. 

 

Тогда вопрос занимаетесь ли вы спортом отпадает совсем.

Виктория Шевченко: Точно! Я всегда говорю: «зачем мне спортзал, когда есть дома разминка».

 

Кроме всего, что вы обозначили, вы ещё общественной деятельностью занимаетесь? 

Виктория Шевченко: Пыталась.

 

В «Опоре России» уже нет? 

Виктория Шевченко: Я была в «Опоре» полгода исполнительным директором и получила очень глобальный опыт. И я понимаю, что это очень нужная вещь. Но уходя от производства, понимаешь, что там начинаются какие-то моменты, которым тоже нужно уделять внимание. И, скорее всего, не получилось совмещать: я привыкла, что если ты что ты делаешь, то ты должен вкладываться душой, полностью. А просто находиться исполнительным директором и не уделять этому всю себя, не заниматься развитием меня бы не устроило. Если я чем то занимаюсь — это должно быть хорошо и результативно, поставленные цели должны быть достигнуты. Не выполнять то, что задумано мне неинтересно. Поняв, что я уйду от производства и буду уделять ему меньше времени, семья не позволила это. Они сказали: «всё, возвращайся на производство». 

 

Вернёмся к производству. Вы уже сказали, что у вас очень большой круг продаж по всей стране и на маркетплейсах. Я даже обнаружила, что Л'Этуаль продаёт вас в онлайн-магазине. И посмотрела также отзывы — отзывы, в основном, неплохие. Но есть и критика. Вы ее воспринимаете? 

Виктория Шевченко: Наверное, невозможно создать продукт, который стопроцентно понравится всем. То есть, даже если мы возьмем какие-то известные торговые марки, которые работают 20-30 лет, мы, наверное, не сможем ни одного производителя найти, у которого безупречные, стопроцентно идеальные отзывы. Как это связано по косметике: у всех разный тип кожи, также это зависит в каком регионе живет человек. К чему он привык. 

 

Индивидуальная переносимость каких-то веществ... 

Виктория Шевченко: Да. Где-то очень холодно, где-то очень тепло, но невозможно создать индивидуальный продукт, который идеально подойдет каждому. Вот здесь решают, скорее всего — линейки. Одна торговая марка для такого типа кожи, для такого региона, что тоже немаловажно. 

 

Я читала, что северяне хвалят вашу продукцию. 

Виктория Шевченко: Да. Колд-крем, допустим, где-то в холодных местах очень нравится потребителям.

 

Такое устаревшие слово, дореволюционное — колд-крем. Объясните его значение.

Виктория Шевченко: Это особая технология производства крема. У нас есть, наверное, наш топовый продукт — это масло ши. Это специальное масло, которое добывают из семян дерева ши. Соответственно, у кого сильно жирная кожа, тому, по определению, ещё и масло наносить будет не комфортно. А вот в тех местах, где постоянно дует ветер, обветривается кожа, даже очень жирный крем не справится. Масло ши это идеальное средство для сухой и безжизненной кожи.

 

Виктория, а где вы берете сырье? Масло ши, барсучий жир... 

Виктория Шевченко: По всей России. По большей части наши компоненты — это Северный Кавказ, Приэльбрусье, наше побережье. Очень большое количество травников с нами работают из Иноземцево (курортный посёлок в городском округе город-курорта Железноводска).  

 

Из экологически чистых регионов. 

Виктория Шевченко: Да. Это самая большая часть. Но, на самом деле, сейчас очень большая нехватка натуральных компонентов. С каждым годом всё сложнее найти то количество пчелиного воска, которое необходимо нам для мазей, для нашей косметики. Поэтому пчелиный воск мы уже покупаем по всей России. И это, действительно, становится всё больше и больше дефицитом. Даже если пойти куда-то в федеральную сеть, то возникнут вопросы. Чтобы обеспечить такой объём, такого количества натурального компонента, как пчелиный воск будет невозможно найти на территории России. Это уже должны подключаться страны СНГ.

 

Еще одна фраза, которая меня заинтересовала: «продукция «Бизорюк» несет не только физическое здоровье, но и духовное». Это как понимать? 

Виктория Шевченко: Можно это совместить с тем, что мы сотрудничаем с монастырём, и большая часть рецептов у нас идёт от монастыря, от батюшки, освещение продукции. В целом, наша идеология за оздоровление, за натуральность, за уход. Не за декоративную внешнюю красоту, а всё-таки внутреннюю. И мы сейчас стали заниматься пищевым направлением, потому что, допустим, высыпания на коже — это не только внешняя проблема, это и внутренняя. И если человек не задумается о том, что он ест и пьёт, то какие бы крема он не использовал, всё-таки сначала нужно заняться внутренним очищением. И это неразрывно связано. 

 

Поэтому у вас это называется «нейрофуд». 

Виктория Шевченко: Да. Поэтому мы за идеологию правильного питания тоже. Правильно питаться — тоже выглядеть внешне красиво.

 

У вас изначально, а сейчас уж очень актуальное, позиционирование и всеми востребованное — натуральный, чисто российский продукт. Импортозамещение во плоти. Вас власть полюбила в последнее время, особенно. Ездят к вам с телекамерами. А чем реально помогают краевые и городские администрации? 

Виктория Шевченко: Благодаря помощи администрации, нам очень быстро получилось построить фабрику. Мы понимаем, что наши проекты — это, в первую очередь, территории, где это всё будет производиться и администрация нам очень помогла в подключении коммуникаций. Сейчас еще не все этапы осуществлены, но мы в активном общении. На данный момент идет разработка проекта и уже обещают в этом году начать строительство дороги на ул. Новороссийской. 

 

Вы строите фабрику новую? 

Виктория Шевченко: Мы её уже построили. Какую-то часть коммуникаций уже подключили. В январе должны подключить воду и остаётся газ. Администрация очень помогает по срокам — если бы не их помощь, мы ещё года два занимались подключением всех коммуникаций.

 

Фабрика уже в рабочем состоянии?

Виктория Шевченко: Да. В ней уже полностью функционирует склад и сейчас мы на этапе переезда самого розлива и замесов.

 

Какие у вас сейчас самые главные трудности, помимо поставок сырья? 

Виктория Шевченко: Это сроки с подключениями коммуникаций. Сейчас крайне необходимо подключить газ. Если бы сейчас на участке был газ, то вся фабрика уже функционировала полностью. Но мы не можем перевести весь коллектив в неотапливаемое помещение. Соответственно, эти сроки будут отложены.

 

Я читала, что у вас раньше была импортная тара. Как сейчас выходите из проблемы?

Виктория Шевченко: Поставки той тары, которую мы покупали не на территории России, сейчас также осуществляются. 

 

Другим путём...

Виктория Шевченко: Да. Был период затишья, но он был у всех, когда был момент испуга и все просто приостановили торговлю. Но мы стали понимать, что так долго не протянем. Чтобы не случилось, нужно продолжать деятельность. Сначала мы начали возобновлять поставки, но по очень высоким ценам, но потом всё-таки стали понимать, что это тоже, наверное, этап паники и все вернулось спустя 3-4 месяца в свое русло. Сейчас всё работает, практически, так же. Были, конечно, моменты, где у нас поставки прекратились, потому что ввели санкции на косметику. Но на пищевое направление санкции не водились. Мы понимали, что клиентам, которые у нас покупали косметику, можно предложить пищевое направление и тем самым заменить товарообмен. 

 

Как у вас с мужем распределены обязанности на производстве?

Виктория Шевченко: Так-как все, что делает фабрика сейчас, мы когда-то делали с ним вдвоём, то было распределено так: я занималась покупателями и производством, а Евгений занимался закупками и оборудованием. Наверное, если сейчас в масштабах говорить, примерно так всё и осталось — я занимаюсь сотрудниками, производством и продажами. Евгений занимался строительством новой фабрики и занимается закупками оборудования. 

 

А дома, как распределяются обязанности? 

Виктория Шевченко: Евгений балует нас «вкусняшками». Может что-то вкусное приготовить. 

 

Чье слово решающее в трудных вопросах? 

Виктория Шевченко: По-разному. Если есть какой-то вопрос и я уверена в правильности ответа, то, скорее всего, будет так, как я считаю нужным. Если я в чём-то сомневаюсь, но Евгений уверен, что это правильный выход, я доверяю ему и в этом случае он принимает решение.

 

Понятно. Если у вас какое-то личное увлечение помимо семьи и работы? Может крестиком вышиваете? 

Виктория Шевченко: Я даже не знаю. Наверно, это только фабрика. 

 

Хорошее увлечение. А как вы отдыхаете? 

Виктория Шевченко: А я не устаю.

 

Блиц-опрос: лучшее место в Краснодаре для вас? 

Виктория Шевченко: Мой дом.

 

Кошки или собаки? 

Виктория Шевченко: Кошки.

 

Что вас может вывести из себя?

Виктория Шевченко: Если говорить про работу, то я очень не люблю беспорядок на рабочем месте. У меня даже премия на работе: раз в месяц мы проходим по рабочим местам и тем, у кого самое идеальное рабочее место мы дарим подарок. Просто очень люблю порядок.

 

Сауна или русская баня? 

Виктория Шевченко: Ни то, ни другое. 

 

Вам что на кухне удаётся лучше? 

Виктория Шевченко: Плов.

 

Любимая телепередача. 

Виктория Шевченко: Я не смотрю телевизор. 

 

Я специально задала, потому что вас промелькнуло. Совсем-совсем не смотрите?

Виктория Шевченко: Когда глажу вещи, то могу включить музыку на МУЗ-ТВ. Там может быть передача или новости про шоу-бизнес, про звёзд или музыка.

 

Если у вас любимое выражение или девиз по жизни?

Виктория Шевченко: Любишь себя? Конечно! Тогда ты любишь и «Бизорюк». Потому что «Бизорюк» есть в каждом из нас.

 

Так, это чистый маркетинг!

Виктория Шевченко: Да! Вы наверное «запикаете» слова?

 

В отличие от других телерадиокомпаний здесь бренды не «запикивают».

Виктория Шевченко: Здорово. Спасибо вам за это.

 

Полную версию интервью слушайте в подкасте Business FM Краснодар

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное