Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.55

/

7348

RTS

1137.45

Анна Кадикова: Я не знала, что я настолько смелая


Лента новостей

В проекте Lady Boss Нина Шилоносова побеседовала с Анной Кадиковой, основателем и руководителем независимого книжного магазина «ЧАРЛИ»

Фото: Анна Кадикова

«Я хороший книжник который не умеет считать», - так говорит о себе героиня программы Lady Boss, владелица и директор независимого книжного магазина «Чарли» - Анна Кадикова. В интервью на Business FM мы говорим об особенностях книжного дела, репертуара литературы, интуиции, выгорании и помощи, которая помогла спасти бизнес. Общалась с Анной журналист Нина Шилоносова.

 

Здравствуйте, Аня. Давайте начнём с определения, которое наверняка резануло слух некоторых наших слушателей, что такое «независимый магазин»?

Анна Кадикова: Здравствуйте. Один из самых частых вопросов, которые нам задают. Смотрите, есть классическое понимание независимого книжного и мы от него потихоньку уже уходим. Оно в России появилось в нулевых-десятых годах, придумали это в Москве, для того, чтобы отделить авторские книжные магазины от сетей. Но, обычно, этого недостаточно. Раньше же как было: книжный магазин открывается человеком, человек его держит, наполняет ассортимент по своему вкусу, по своему усмотрению, по своим читателям. И это просто книжный магазин. Он может называться «Книги» и никто его независимыми не называет. Но в противодействии с сетями у нас появилась необходимость отстроить эту культур от принятой. Соответственно, с одной стороны, мы выходим, как авторские книжные магазины где есть владелец - у него есть концепция, своё понимание ценностей и эти ценности транслируются тем подбором книг, которые он привозит себе в магазин, а вторая составляющая - это поддержка независимого книгоиздания. Больше 1000 издательств в России делают книжки самостоятельно. Это частный бизнес. Это собственные переводчики, собственные редакторы, писатели, иллюстраторы. Это целый корпус людей, которые стоят за каждый книжкой. И это важно. То есть, если наши ценности совпадают, значит, я переношу результаты их трудов к себе в магазин. И мне важно ими делиться с нашими читателями уже здесь.

 

Как вы для себя определили свою авторскую концепцию, концепцию вашего «Чарли»? 

Анна Кадикова: Хороший вопрос! Я когда только открывалась опиралась на лаку́ны. Я делала анализ рынка. Понимала, каких издательских не хватает мне самой, везла тех, чьи имена издательств не представлены в каких-то крупных книжных магазинах. Мне было страшно, потому что никто не знает, что это за книжки. Люди приходят и под запрос можно что-то выбрать, но известных таких, чтобы их показывали где-то по телевизору, либо писали про них какие-то большие материалы, на тот момент ещё не было, и я выходила на личном экскурсоводском примере. Я рассказывала про то, какие книжки могут под конкретный запрос подойти. В общем, надо быть открытым к этому новому. В этом году «Чарли» 5 лет уже, поэтому наши читатели сами уже рассказывают, чего им хочется, а мы думаем где это достать, привозим в магазин. Если ассортимент издательства очень классный и нам подходит полностью, то мы его везём в большом количестве, чтобы показывать уже всем остальным.

 

Когда мы с вами познакомились в девятнадцатом году, вы еще были молодым делом, но уже достаточно известным, об этом мы чуть позже поговорим. А вот всё-таки, расскажите, как вы пришли к идее открыть этот магазин и что вы знали на тот момент о книжном бизнесе? 

Анна Кадикова: Хороший вопрос. Я училась на редактора 8 лет, у меня был бакалавриат, магистратура всё заочное...

 

Высшая школа печати и медиатехнологий в Питере.

Анна Кадикова: Правильно, спасибо большое! В Петербурге, конечно, очень сильная, независимая культура, много книжных магазинов, очень классный ассортимент. Они все разные, потому что у них разные владельцы с разным взглядом. Мне было очень любопытно, как это всё устроено, но я не могла туда устроиться работать, потому что обычно это штат, который держится годами и редко выкладываются какие-то вакансии. А у меня не было опыта. Было много желания, но не опыта. Редактором меня тоже не берут. Почему? Потому что у меня нет опыта, соответственно, либо работаешь не с той литературой, с которой хотелось бы, либо открываешь сам. Но на тот момент мне пришлось ехать в Краснодар и я подумала, что это может получится здесь. 

 

Давайте скажем, что Краснодар это ваш родной город.

Анна Кадикова: Да, я здесь выросла. Родилась не здесь, но большую часть жизни, юность провела здесь. Я уехала, когда мне было 20 лет в Петербург, а вернулась в 25. Ну вот, и я подумала, что можно попробовать. То есть, я хороший книжник, я понимаю рынок, я знаю из чего он состоит, знаю, какие есть издательства, знаю, как с ним работать, знаю, как о них говорить, Но не очень умею считать. Поэтому делала на свой страх и риск. У меня не было практики. У меня были точечные возможности задать вопросы коллегам, когда я приезжала в Петербург, но какой-то практики и обучения бизнесу я не проходила, к сожалению. Я потом сильно об этом пожалела и пошла навёрстывать, но это уже было на собственном опыте. 

 

Какие главные шишки набили? 

Анна Кадикова: Слишком низкая наценка. Не хватало на жизнедеятельность. Кассовый разрыв,  заработанный неправильно выбранной системой налогообложения, и долгий выход из кризиса, потому что я ещё выгорела морально и физически.

 

Я обратила на вас внимание, когда стали много писать, что «есть такой магазин «Чарли», он тут закрывается, давайте поможем, спасите, помогите.....». И вам, на самом деле, пришли на помощь горожане, читатели и даже бизнес. Как это было? 

Анна Кадикова: Для меня это было удивительно. Я, действительно, хотела просто закрыться потихонечку и уехать. Начинать всё заново, наверное, было проще на тот момент. Но мне не дали. 

 

Вы уже были готовы квартиру продавать... 

Анна Кадикова: Да, я готова была уехать, но не дали закрыться. Причём я не просила помощи. Я говорила, что мы закрываемся и есть последний месяц - покупаете книжки со скидками и всё. Я не просила помощь. Это получилось абсолютно без моего участия. Я была удивлена не меньше, чем все остальные. И люди приходили, предлагали деньги, предлагали помощь, предлагали рекламу, предлагали разные проекты, предлагали какие-то коллаборации. Что мы только не видели и не обсуждали за это время. Но самым действенным оказалось приглашение на бизнес-форум «Дело за малым». 

 

А что они предложили? 

Анна Кадикова: Мне всё сделали: на меня посмотрели, сказали: «Аня, всё понятно, сил у тебя нет, желания у тебя нет, ничего у тебя нет, а магазин спасать надо, поэтому мы заказываем логистику, даём тебе площадку, устроим книжный магазин прямо у себя на Форуме, в центральной его части». Они привезли все мои книги вместе со мной туда на два дня и не взяли денег. Все что я смогла заработать там - всё осталось у меня и это позволило мне перезапустить некоторые контракты, разморозить некоторые долги и заполнить магазин к Новом году. Это было в октябре, как раз начинался новогодний сезон. 

 

Я подумала, что может быть ещё бизнес-советы дали? 

Анна Кадикова: У меня было несколько консультаций, где мне рассказывали (о ведении дел) с точки зрения маркетинга, бизнес-процессов, расчётов и финансов. Показывали, что можно всё перекрутить и сделать по-человечески, если я захочу сама. То есть всё не так страшно, как кажется. 

 

Это замечательно. А есть ли какие-то преференции в сфере книготорговли? Налоговые или ещё какие-нибудь? Вы отличаетесь чем-то от магазина, который торгует рыбой? 

Анна Кадикова: Да, оказалось, что отличаемся. Это мы обнаружили, когда начался ковид. ОКВЭДы по независимому книгоизданию и независимой книготорговле получили по одному МРОТу в месяц. За два месяца мы получили два МРОТа и налоговую отсрочку. То есть мы попали в список отраслей, пострадавших от пандемии. Это было неожиданно и приятно.

 

А в обычной жизни, без карантина?

Анна Кадикова: Я знаю, что недавно был подписан какой-то указ по признанию книжных магазинов социальным предпринимательством, который даёт какие-то возможности взаимодействия с муниципалитетами. Но, как обычно, ничего не понятно. Возможности работы с муниципалитетами и так до этого были, то есть ты приходишь и говоришь: «Дорогой муниципалитет, нам нужна какая-то помощь»; или не приходишь и не просишь. Но как было так и осталось: никаких обязательных квот, никаких выплат, никаких поблажек по налогам. Потому что, когда отменили ЕНВД с 1 января 2021 года, тогда начались проблемы. Потому что микробизнесам с маленькой площадью и кассой было сложно переходить на новую систему налогообложения. Это всё ещё очень сильная налоговая нагрузка.

 

Сейчас модная тема «Развитие креативных индустрий», которые, как бы должны поддерживаться государством и муниципалитетами. Я вот думала, что книжная торговля, с одной стороны, к ним не относится, а с другой стороны - относится. Потому что это не просто магазины - это, как правило, еще и читательские клубы, это лектории и прочее. Что в вашей сфере говорят про креативные индустрии? 

Анна Кадикова: Нам очень сложно представить, что это такое. Из чего должна состоять креативная индустрия? Из каких людей, из каких специалистов? Из каких институций? На чём она должна быть основана? Мне это очень сложно даётся, но если мы имеем в виду просветительскую работу и какие-то отраслевые объединения, которые вместе собираются (критики, литературоведы, литераторы, писатели, поэты, книготорговцы, издатели) и вместе делают что-то большое и классное - это явно креативная индустрия, но только из каких частей она состоит - непонятно. Поэтому мы себя никак не ассоциируем с этим с этим словом. По крайней мере, я от своих коллег этого не слышала.

 

Аня, в чём особенность вашего подхода к формированию ассортимента. Я даже читала, что вы называете его «репертуар». 

Анна Кадикова: Потому что это репертуар, как раз-таки. Из-за того, что ротация происходит часто и новинок выходит невероятное количество каждый год, мне приходится проводить некоторую селекцию. Только тот фокус и взгляд, который мне сейчас кажется важным, влияет на выбор книжек. Помимо того, что мы обсуждаем с читателям и знаем, что они точно хотят, нужно и ещё что-то заказывать. И я выбираю по интуиции. Это, наверное, самое странное объяснение. Но, тем не менее, я всегда чувствую этот магазин так, как чувствовала бы ребёнка, наверное. То есть, я знаю, что ему сейчас необходимо: историческая литература, политическая. Мы ещё очень сильно завязаны на культурном код города. На том, что город просит. 

 

Как вы этот вопрос чувствуете? По медийной повестке или у вас очень тесная обратная связь?

Анна Кадикова: По-разному. И по повестке и потому, что обсуждают читатели в соцсетях, как они с нами разговаривают, что они рассказывают, что они чувствуют, чего им хочется. И у нас тесная связь с нашими читателями. Они не стесняются нам сказать, что они думают и это очень важно. Это место, куда приходят поговорить о прочитанном честно. Понравилось? Хорошо, обсудим. Не понравилась? Тем более хорошо! Давайте обсудим. И это всё большой-большой диалог с вовлечением большого количества людей и мне это всё приходится держать у себя в голове. И я понимаю, что мне нужно вот это, вот это и вот это.

 

Аня, при том, что я отдаю должное вашему уму, эмпатии и открытости миру, но нужно же понять и заметить, что даже среди независимых книжных магазинов в Краснодаре не вы одна. Есть еще «Кот ученый», «Когорта», кроме того, есть книжный развал Чистяковской Рощи, и потом сетевики, естественно, но самое главное есть маркетплейсы с хорошими ценами, ниже, чем у вас и в других магазинах. Как вы решаете вопросы конкуренции?

Анна Кадикова: В рамках одного города не бывает конкуренции. Бывают разные подходы к книготорговле: к книге, как к продукту, как к результату интеллектуальной деятельности или как к поводу поговорить. У каждого, кто в книжном бизнесе что-то делает, есть своя позиция по этому поводу. Чем больше книжных магазинов в городе - тем выше качество книжной культуры. Тем больше выбора у конкретного читателя: куда конкретно он хочет пойти, какой подход ему ближе, какой подбор литературы ему сейчас подходит. Это необязательно, что мы собрали одних и тех же людей и тягаем их от одного до другого. У нас в городе больше миллиона человек живёт. Конечно, чем больше книжников, тем больше книг, тем больше людей могут выбрать себе книжечку.

 

Главное есть выбор.

Анна Кадикова: Конечно! Поэтому мы не конкурируем, мы наоборот в рамках одного города собираемся, разговариваем и обсуждаем общие проблемы, общие вопросы логистики, как-то пытаемся друг другу помогать и рассказываем про события друг друга. Если не так, то ничего не получится. 

 

Я, прежде всего, о цене. Я понимаю, о чём вы говорите, но есть ещё борьба в ценовом сегменте. Кстати, почему книги такие дорогие? 

Анна Кадикова: И это тоже мой любимый вопрос. Когда я открывала книжный магазин, я слышала от своих коллег, что они в 2011 году открыли книжные со средней ценой 250 руб за книгу. Я открывалась со средней ценой 450. Сейчас средняя цена 700 рублей. Мы наблюдаем некоторую динамику, для нас не утешительную. С чем это связано? С очень дорогими авторскими правами. Если это переводная книга, значит нужно заплатить за лицензию...

 

Издательству? 

Анна Кадикова: Да. Издательство платит на какой-нибудь большой ярмарке правообладателю за то, чтобы иметь возможность просто перевести эту книжку на русский язык. А дальше начинается производство. Переводчики, художники, редакторы, как текстовые, так и художественные, технические  - это все деньги. А потом начинается производство физическое - нужно это всё напечатать. А кризис полиграфической отрасли у нас начался в конце 2020 года и продолжался интенсивно весь 2021 год. Весь пятый пакет санкций полностью наш. В два раза в этом году подорожала логистика, а это тоже закладывается в цену книги. И пока она доедет до Краснодара, от момента, как купили права или заплатили автору гонорар, если это российский автор - проходит очень много разных процессов, в каждом из которых требуются большие деньги. Независимые издательства идут на этот риск, понимая важность каждой книжки. Поэтому они готовы рисковать большими суммами денег, чтобы напечатать даже небольшой тираж. В среднем это 3,5 тысячи книг, в лучшем случае. Иногда 1-2 тысячи. Естественно, это тоже влияет на цену. Если бы миллион печатали за раз, тогда цена одной книжки была бы сильно ниже, но имеем то, что мы имеем. Важно понимать одну вещь: независимый книжный держит цену до последнего. У нас наценка 60%. И у нас нет системы лояльности. Потому что я всегда стараюсь держать цену на той планке, которая у меня есть. Цена растёт за счет себестоимости. И это обидно, конечно, но больше мы зарабатывать не стали. Книжки дорожают, а мы всё ещё держимся на том же уровне. Мы не растём и не развиваемся. Просто пытаемся сделать так, чтобы читателю было чуть-чуть попроще. Конечно, при других объёмах закупки у маркетплейсов и у сетей цена другая, но у них и наценка от 100% и выше. 

 

По сегодняшним временам, в отношении независимых магазинов, то, что вы не закрываетесь - уже хорошо. Скажите, Аня, как ваша семья принимает вашу деятельность? 

Анна Кадикова: Замечательно! Моя семья - моя поддержка всегда. Они очень радуются всем книжкам. Моя мама - мой главный читатель. Она приходит в магазин и выбирает себе какие-то книжки. Все подарки покупаются у меня. На всех мероприятиях, которые мы делали в городе, первые люди - это мои родители, бабушка, сестра. В общем, все с большой радостью и любовью относятся к этому бизнесу, с пониманием, как много времени у меня это отнимает. 

 

Что у вас помимо книг есть ещё в жизни? Кулинария, вышивка, спорт, может быть? 

Анна Кадикова: Готовить я люблю, конечно. Но у меня и с хобби смешно получилось - моё хобби это тоже часть моей работы. Это мой интеллектуальный вызов. Из-за того, что я исследовательница по натуре, я пошла коллекционировать сначала книжки про историю книготорговли в России, а потом начала их читать. А потом нашла такое количество материала, что мне некуда было его деть. В общем, всё свободное время, я ковыряюсь в старых книжках. Ищу портреты книготорговцев конца XIX-начала XX века. Иногда раньше, иногда позже, иногда в России, иногда где-то Ближнее зарубежье. И пытаюсь их опыт переложить на нас современных. Так получились подкаст и серия лекций...

 

С которыми, вас уже приглашают по разным городам и весям. 

Анна Кадикова: Да, это правда.

 

А вы знали, что у нас есть целое исследование по книготорговле на дореволюционной Кубани?

Анна Кадикова: Я знаю, но я его никогда не видела. 

 

Я вам потом расскажу. Аня, а что вы узнали о себе за эти пять лет с «Чарли»?

Анна Кадикова: Мне кажется, что его открывал вообще другой человек. Я, видимо, очень много работала над тем, чтобы пытаться совмещать процессы, которые раньше мне, в принципе, были недоступны: это бизнес-процессы, быть руководителем, быть грамотным закупщиком, вести переговоры, вести исследовательскую работу и постоянные эксперименты. А эксперименты требует смелости. Я не знала, что я смелая настолько, что готова в каком-то бесконечным режиме проверять все теории и не знала, насколько это богатый мир. То есть я догадывалась и он меня привлекал, но когда уже оказалась внутри, он меня сначала своей тяжестью чуть не раздавил, а потом, видимо, у меня хватило сил на то, чтобы встроиться в него и начать искать уже собственный путь. 

 

Замечательно! Теперь блиц-опрос. Вы жаворонок или сова?

Анна Кадикова: Я жаворонок 

 

Кофе или чай?

Анна Кадикова: Кофе

 

В каком веке вы хотели бы жить?

Анна Кадикова: В конце 19 века

 

Когда вы последний раз плакали? 

Анна Кадикова: Вчера 

 

Литература: беллетристика или non-fiction? 

Анна Кадикова: Non-fiction 

 

Верите ли вы в знаки судьбы? 

Анна Кадикова: Да

 

Если у вас девиз и любимое выражение? 

Анна Кадикова: Делай что должен и бросай его в воду 

 

Полную версию интервью слушайте в подкасте Business FM Краснодар

 

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное