Понедельник, 17 июня 2024

ЦБ

$ 89.02

95.74

BRENT

$ 82.53

/

7346

RTS

1137.45

Александр Полиди: Перспективы существенного отставания экономики


Лента новостей

Авторитетные рейтинговые агентства считают, что на фоне санкций, российский ВВП начнет восстановление не ранее 2026 года, и то, на символические 1,6%, что сравнимо со статистической погрешностью. И в лучшем случае, в 2030 году российский уровень ВВП вернется на уровень 2021 года, что в свою очередь эквивалентно 2013 году. Считайте, 17 лет без роста. В то время, как мировой экономический продукт вырастет на 11-12%. А что значит такое существенное отставание или, откровенно говоря, экономическая яма? Поможет в этом разобраться Заслуженный экономист Кубани Александр Полиди

Фото: Александр Полиди

По мере развития, или скорее даже деградации экономической ситуации, появляются более или менее обоснованные оценки того, что ждет российскую и региональную в перспективе. Правда, самым дискуссионным и неопределенным остается вопрос именно перспективы – ведь, как известно, у нас экономика вторична или даже третична после политики, и в этом заключается наибольшая драма.

Как мы уже обсуждали ранее, сейчас очень рано судить о тех потерях и тем более трансформациях, которые нас ожидают. По всем канонам экономического анализа, более или менее внятно новая экономика начнет формироваться как минимум с сентября. Сейчас мы наблюдаем хоть и разрушительные, но все-таки инерционные процессы – пока есть запасы, резервы, терпимость.

Поскольку отечественной экономической статистики становится все меньше – вот, например, Федеральная таможенная служба перестала публиковать данные по экспорту и импорту – тем ценнее становится оценка пусть и недружественных, но все-таки авторитетных на 5/6 частях суши рейтинговых агентств. Так, S&P Global Ratings считает, что на фоне санкций российский ВВП начнет восстанавливаться лишь в 2026 году, да и то на символические 1,6%, что сравнимо со статистической погрешностью. И в лучшем случае в 2030 году российский ВВП вернется на уровень 2021 года, что, в свою очередь, эквивалентно 2013 году – считайте, 17 лет без роста. При том что в мировой валовой продукт вырастет за 8 лет на 11-12%.

Давайте спокойно разберемся – а что значит такое существенное отставание, или, откровенно говоря – экономическая яма? Как известно, истина лежит посередине между крайними точками зрения. Абсолютно странной и деструктивной выглядит позиция тех, кто аплодирует изоляции российского рынка и ратует за то, что у нас все должно быть свое. Не будет ни при каких обстоятельствах – если конечно не рассматривать апокалиптичный сценарий деградации конечного потребления, инвестиций и социальной сферы до уровня середины прошлого века. Слишком мал наш внутренний рынок для того, чтобы создавать собственные современные технологии и коммерциализировать их. Экономика – это наука, а не желания, и эффект масштаба никогда и никому не удастся отменить или привычно запретить. Именно потому экономика и стала глобальной, что ни одна из стран не может успешно коммерциализировать все технологии и бизнес вынужден встраиваться в глобальные цепочки – тогда эффект экономии на масштабе усиливается конкурентными преимуществами – то есть повышенной нормой прибылью там, где бизнес производит наилучшие блага. Да что там говорить – для экспортоориентированного Китая слишком мал его полуторамиллиардный рынок, и поэтому, будучи крупнейшим экспортером, Китай является и крупнейшим импортером мира. Пример приведу из авиации – пожалуй, самой разрушенной отрасли – именно потому, что она была очень сильно встроена в мировой рынок. Так вот, ни при каких обстоятельствах не удастся окупить затраты на создание отечественных самолетов для внутреннего рынка. Изначально такие сложные технологии ориентированы на рынок международный. И изоляция может только погубить научно-технический прогресс и отбросить экономику на десятилетия назад.

Не правы и те, кто поет поминальные песни экономике в связи с санкциями. Текущее экономическое насилие показало, что подавленное состояние конкурентной среды и страх перед ведением бизнеса оставили как минимум на 2 десятилетия невостребованными огромные внутренние ресурсы. Эти ресурсы, в частности, технологические компетенции деградировали и замещались далеко некритичным импортом, деньги на которые приносил сырьевой экспорт.

Что тревожит – мы находимся на пороге конца эры потребления. А это было и независимо от политики останется главным и неизменным драйвером экономического прогресса. В России именно конечное потребление домохозяйств составляет львиную долю ВВП – почти половину. В отличие от того же Китая, где этот показатель едва перешагнул отметку в треть ВВП.

Что касается инвестиций, то, будучи отрезанными от внешних рынков и имея далеко не стимулирующий долгие вложения деловой климат, источников для их роста нет. Сокращается прибыль компаний и доходы домохозяйств – сокращаются, как правило, более быстрыми темпами инвестиции. И заветная цифра – доля инвестиций в ВВП 25% к 2030 году – становится более чем туманной, мягко говоря. Что до госрасходов – следующей составляющей ВВП – меньше налоги, меньше расходы, в том числе на инфраструктурные так необходимые проекты. А резервы, как известно, заморожены и на неопределенный срок, если не навсегда.

Что же остается как спасательный круг – старый добрый экспорт. Единственно. Но для экспорта нужны рынки, благоприятный торгово-политический режим и слабый рубль. Круг замкнулся. Если 20 лет не хватило, чтобы простроить хотя бы экономику здравого смысла, то хватит ли 8 лет, чтобы залатать пробоины в днище огромного корабля – российской экономики? Вопрос пока без ответа. И без понимания количества оставшегося времени на поиск ответа.

 

Добавить BFM.ru в свой источник новостей


Популярное